Сыктывкарский врач-реаниматолог о тяжелых COVID-пациентах: "Разброс поражения ковидом по возрасту огромный "

Сыктывкарский врач-реаниматолог о тяжелых COVID-пациентах: "Разброс поражения ковидом по возрасту огромный "
Сыктывкарский врач-реаниматолог о тяжелых COVID-пациентах: "Разброс поражения ковидом по возрасту огромный "
logo
Сыктывкарский врач-реаниматолог о тяжелых COVID-пациентах: "Разброс поражения ковидом по возрасту огромный "
Фото Минздрава Коми

В Сыктывкаре в условиях ковид-госпиталя в "красной зоне" с тяжелыми пациентами работает заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии Республиканской инфекционной больницы Александр Яковлев.

Как сообщает пресс-служба Минздрава Коми, он лечит взрослых и маленьких пациентов с коронавирусной инфекцией. В свое время Александр Яковлев окончил Пермский государственный медицинский институт по специальности "Педиатрия" и интернатуру по специальности "Анестезиология-реаниматология". После интернатуры работал врачом анестезиологом-реаниматологом в Республиканской детской больнице, затем заведующим отделения реанимации в Княжпогостской ЦРБ. С 2000 года и по настоящее время трудится в Республиканской инфекционной больнице.

Врач рассказал о том, как изменилась работа во время пандемии, какие трудности возникают в борьбе с хитрым и коварным недугом, который не щадит ни молодых, ни пожилых людей.

– Александр Борисович, кому Вы оказывали медпомощь до пандемии? И кого спасаете сейчас?

– В прошлой "мирной жизни" в отделении реанимации и интенсивной терапии в основном мы оказывали помощь маленьким пациентам с воздушно-капельными инфекциями, пневмониями, бронхообструктивными синдромами, менингитами, энцефалитами, плюс всегда был блок для взрослых пациентов с нейроинфекциями.

Сейчас в нашем отделении 12 коек, а если считать второе отделение реанимации по адресу: Гаражная, 4, то всего 28.

Коронавирус может затронуть любого. Конечно, в группе риска – пациенты с сахарным диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями, заболеваниями дыхательной системы и почек. Но есть и молодые работоспособные люди в возрасте 30-40 лет, которые нуждаются в кислородной поддержке. Недавно в реанимации лежит 11-месячный малыш. Разброс поражения ковидом по возрасту огромный.

К нам попадают пациенты в тяжелом состоянии с большим поражением легких.

– Насколько пандемия коронавируса изменила систему работы?

– Когда началась пандемия, наша реанимация была первым центром оказания помощи. Можно сказать, наши сотрудники первыми столкнулись с тяжелой инфекцией. Признаюсь, что летом прошлого года мы все думали, что пандемия идет на спад. Но с началом осени, когда открылись детские сады и школы и жители Коми вернулись из отпусков, все началось заново и с удвоенной силой. Тогда пришло осознание, что ковид с нами надолго, и, скорее всего, никуда уже не денется. Больница стала формировать резервы, в том числе людские, а также запас аппаратуры, кислорода.

– Когда закрутилась вся эта история с коронавирусом, был ли в больнице отток врачей, медперсонала?

– Эпидемию коронавируса мы восприняли очень близко. Поэтому отношение было такое, что всякие эмоции, личные желания отошли на второй план. Мы провели мобилизацию всех резервов. На первое место вышла работа.

– Вы практически постоянно находитесь в зоне риска, удалось ли уберечь себя от этой болезни?

– Я, как и многие медработники, перенес ковид, Неделю провел в больнице, затем еще месяц на больничном. Когда появилась возможность вакцинироваться, не раздумывая, сделал прививку. Хотя уровень антител был большой.

– Ваш "рецепт выживания" в период пандемии.

– Самое главное – следует соблюдать все меры предосторожности: стараться избегать мест массового скопления людей, носить маску, тщательно мыть руки с мылом, промывать носовые ходы и горло хотя бы водой из-под крана. И обязательно пройти вакцинацию от covid-19.

– Тогда развейте мифы о вакцинации: первый – через вакцину хотят заразить незаражённых, второй – коронавирус постоянно мутирует, как же можно под него создать подходящую вакцину?

– Что касается первого мифа, то это бред. Мы живем в открытом обществе, мы подкованы и юридически, и социально. Ни одна фармкомпания не будет выпускать какой-либо продукт, который потенциально опасен. Мы понимаем, что в основе вакцины – отработанная технология производства. В вакцину закладываются отдельные участки вируса – не сам вирус, инактивированные частицы могут вызывать ответную иммунную реакцию, но никак не заболевание. Поэтому заражения от прививки не может быть. Возможно, будут какие-либо реакции, типа слабости, повышения температуры – это говорит о том, что организм отреагировал, прививка пошла на пользу.

По поводу мутации вируса. Тут можно сравнить с гриппом, вирус которого тоже изменяется Я всегда был за вакцинацию против гриппа. У нас есть опыт борьбы с тяжелыми вирусными пневмониями, и когда к нам попадали привитые от гриппа пациенты, они практически все выживали. И если были у нас за последние 10-15 лет случаи неблагоприятных исходов от вирусных пневмоний, то это пациенты пациенты, которые были не привиты от гриппа. То есть мы наглядно видим, что прививка от вируса гриппа реально защищает от тяжелого течения заболевания. Так же и с прививкой от ковида.

Каждому пациенту с covid-19, поступающему в реанимацию, задаешь один и тот же вопрос: вакцинирован или нет? За весь период пандемии в реанимации лежали только две привитые женщины. Одна из них не успела ревакцинироваться, она переболела легко, ей понадобилась только кислородная маска. Другая – снялась с аппарата ИВЛ уже через два дня, и мы ее перевели в обычное отделение. Все остальные пациенты, среди которых, к сожалению, есть и умершие, не были привиты.

Врачи, имеющие опыт лечения ковидных пациентов, в один голос заявляют: коронавирусная инфекция может вызвать серьезные осложнения сердечно-сосудистой системы, фиброз лёгких, тромбозы и прочее. И защититься от тяжелого течения болезни можно. Во всем мире выбрали единственно возможный путь – вакцинацию. Так неужели низкопробные страшилки о прививках, гуляющие по интернету, стоят вашего здоровья и здоровья ваших родных и близких?