Мероприятия по очистке берегов оттачиваются годами, считает ученый-биотехнолог

Мероприятия по очистке берегов оттачиваются годами, считает ученый-биотехнолог
Мероприятия по очистке берегов оттачиваются годами, считает ученый-биотехнолог
logo

Работы по ликвидации последствий разгерметизации трубопровода в районе Ошского месторождения продолжаются. 

Сегодня ведется очистка береговой линии реки Колва, вдоль которой из-за спада воды после паводка частично остаются фрагменты нефтепродуктов, сообщает пресс-служба "ЛУКОЙЛ-Коми". По той же причине проявления нефтепродуктов зафиксированы в береговой зоне Усинского района.

Ситуацию на Колве "Комиинформу" прокомментировала старший научный сотрудник лаборатории биохимии и биотехнологии ФИЦ КНЦ УрО РАН Института биологии Мария Маркарова, которая имеет большой практический опыт в изучении ликвидации последствий нефтеразливов в Коми и за ее пределами.

GAV_0431.jpg

По ее словам, очень важно сейчас, пока позволяет сезон и погода, убрать все то, что может уйти вслед за водой.

"Подвижные фракции - это основные риски. Загрязненные берега также нуждаются в очистке, но здесь время терпит в части пропитки почвы. Нефтепродукты с берегов собирать непросто, но и эти моменты технологически отточены годами работ по ликвидации последствий подобных разливов в Коми", - отметила М.Маркарова.

Эксперт отметила, что у нефтяной компании, которая более 20 лет работает в республике, наработан уникальный опыт устранения нефтеразливов и последующей рекультивации. У предприятия на подряде работает аварийно-спасательное формирование, которое ежегодно как проводит учения по аварийным ситуациям, так и участвует в ликвидации аварийных разливов нефти. Соответственно, имеется и достаточный запас боновых заграждений, сорбирующих материалов, средств сбора нефти и пр.

"Я считаю, что "ЛУКОЙЛ" справляется с теми авариями, которые происходят. Текущие нефтеразливы ликвидируют сразу, не бывает, чтобы нефть годами лежала и не убиралась. Ситуации с накопленным экологическим ущербом прошлых лет решены практически полностью. Сейчас – произошел разлив, в тот же год проведена его ликвидация. Работы ведут с учетом и накопленного опыта, и с соблюдением нормативной базы восстановления почвенных и водных объектов.

GAV_0602.jpg

Ученый-биотехнолог удивлена ажиотажу в обществе. По ее мнению, так могут реагировать молодые экологи, которые ранее не видели нефтеразливов:

"По большому счету, не надо мешать людям выполнять их работу и ликвидировать последствия аварий. Аварии были и будут. Как бы нефтяники не старались, это отрасль повышенных экологических рисков. Давайте решим – нужна нам нефть или нет. Нельзя все шишки сваливать на нефтедобычу, надо спокойно решать все возникающие вопросы".

М.Маркарова, опираясь на свой опыт изучения рекультивации земель после нефтеразливов в Коми, подчеркнула, что в этом процессе очень важно не перегнуть палку.

"После рекультивации все равно будет запах нефти, но эта стадия восстановления решит свою задачу – минимизирует риски расползания загрязнения, создаст условия для последующего восстановления почвы, растительности, фауны, но уже без вмешательства человека. Это особенно важно для Севера, где почва уязвима даже к простейшим механическим нагрузкам, и восстановление ее плодородия и свойств должно идти по природному сценарию. Иногда чрезвычайное усердие только вредит природе, а не помогает. Экосистема восстановится спустя некоторое время. Сейчас же надо выполнить тот максимум, который снизит экологические риски и создаст условия для этого восстановления".