Профессор РАН об утечке нефтепродуктов: Усинску, в какой-то мере, еще повезло

Профессор РАН об утечке нефтепродуктов: Усинску, в какой-то мере, еще повезло
Профессор РАН об утечке нефтепродуктов: Усинску, в какой-то мере, еще повезло
logo
Профессор РАН об утечке нефтепродуктов: Усинску, в какой-то мере, еще повезло
Фото ЛУКОЙЛ-Коми

Член-корреспондент РАН, профессор РАН, доктор химических наук Степан Калмыков в беседе с "Комиинформом" высказал свою точку зрения на ЧП в Усинске, связанное с утечкой нефтесодержащей жидкости. 

"Любому ученому и обывателю приходит на ум сравнение с той жуткой аварией, которая произошла в Норильске. Здесь нам в какой-то степени "повезло", так как в общей сложности в Усинске в окружающую среду попало 90 тонн нефти, большая часть была оперативно локализована, и в открытую гидросеть попало около 9 тонн. Если представлять масштабы бедствия в Норильске, то там в открытую гидросеть попало 20 тысяч тонн, что в порядки выше в объемах", - сообщил Степан Калмыков.

Напомним, 29 мая 2020 года в Норильске произошла экологическая катастрофа, чрезвычайная ситуация федерального масштаба. На одном из дочерних предприятий Норникеля при разгерметизации бака с дизельным топливом на ТЭЦ-3 в Кайеркане произошла утечка 60 тысяч тонн дизельного топлива. Это одна из крупнейших утечек нефтепродуктов в арктической зоне в истории, создающая угрозу для экосистемы Северного Ледовитого океана. 

Что касается Усинска, ситуация там не так страшна, если предпринять все необходимые меры по ликвидации ЧС. Собеседник агентства отметил оперативность и правильность организации работ, в результате которых нефтесодержащая жидкость в короткие сроки была локализована.

"Еще один момент, который важно осветить, что предельно допустимая концентрация в тех местах, где эта утечка произошла, превышена в единицы раз, речь не идет о тысячекратных превышениях. Например, в границах пятна порядка 2 ПДК, непосредственно на месте ЧП - 2,5 ПДК, в целом превышение есть, но не в критических масштабах", - сообщил Степан Калмыков. 

В целом он позитивно оценил  оперативность мер по локализации, в результате чего удалось минимизировать ущерб природе. Также он отметил, что следует принять во внимание, что вытекла все же не нефть, а скважинная жидкость, в которой очень много воды, а нефтепродукты  - только часть от того, что поступало в окружающую среду.