Сыктывкарская журналистка научила иностранцев делать коми обереги

7 марта 2018 года, 16:23 |
Фото из личного архива Е.Туркиной

Две недели провела в Ирландии главный редактор детского журнала "Радуга" Елена Туркина. На родине кельтов она не только учила английский язык, но и разрушала мифы иностранцев о России, боролась с глобализацией и приобщала сокурсников из разных стран мира к коми традиционной культуре.

О впечатлениях о пребывании в Ирландии и общении с "людьми мира" она рассказала "Комиинформу".

"Поездку в Ирландию я планировала почти год. Хотелось не просто отдохнуть и, как говориться, сменить обстановку, но и получить практику общения в англоязычной стране, понять, как и чем живут европейцы. Поэтому мы с подругой нашли host family, подходящий курс в международной школе английского языка и отправились в путешествие.

7.jpg

Ирландцы, танцы, волынка и леприконы

Во всем мире о России существует масса стереотипов, какие-то из них мы сами активно поддерживаем. Например, почти все русские мужчины гордятся тем, что "перепьют любого иностранца". Поэтому я даже не удивилась, когда в самолете Стамбул-Дублин молодой ирландец Стюарт предложил мне выпить, естественно, водку. Так мы и летели около четырех часов: я расспрашивала о кельтской культуре, гэльском языке (насколько позволил мой английский); рассказывала о народе коми и наших традициях. Между тем, Стюарт продолжал употреблять бесплатный алкоголь и не особо интересовался темой разговора. Что ж делать?

Надо признаться, и мое представление об Ирландии было несколько ограниченным, вернее, идеализированным. Казалось, как только нога ступит на территорию Изумрудного острова, я услышу звуки волынки; на улицах увижу рыжеволосых красавцев (косая сажень в плече) и таких же прекрасных рыжеволосых, пышущих здоровьем женщин, готовых пуститься в пляс. А еще где-то в глубине души мой внутренний ребенок очень надеялся встретить леприкона (обязательно с клевером), который окажется добрым маленьким человеком, а не жестоким золотоискателем.

8.jpg

За 14 дней пребывания в Ирландии волынку я слышала дважды, и то лишь выезжая за пределы Дублина: здесь, как и во всех больших городах, молодые, амбициозные группы играют музыку в стиле поп на синтезаторах и электрогитарах. Наследники кельтов оказались значительно субтильней и ниже ростом, а процент рыжеволосых людей был сильно преувеличен популярными ток-шоу. Увы, встречи с главным мифологическим персонажем Ирландии также не случилось, поэтому пришлось отправиться в Национальный музей леприконов. Это место напомнило мне комнату страха для детей. Коварный леприкон (даже бутафорский), к моему сожалению, так и не появился. Зато экскурсия была на английском языке по мотивам ирландских сказочных сюжетов. Это и стало единственным "погружением" в мифологию Ирландии.

При чем тут соль и кто влюбился?

Уроки в международной школе английского языка начались со знакомства. Тогда я окончательно поняла, что меня окружают космополиты. Никто не пытался представить свою страну, рассказать о традициях; ребята приехали расширить свои личные границы, выучить английский и путешествовать по свету в поисках приключений, высокой заработной платы и новых возможностей.

Хотя, несомненно, общение в межнациональной группе обогащает и не сравнится даже с самой подробной и интересной книжкой. Когда парикмахер из Бразилии Леонардо в третий раз вышел из класса, чтобы наполнить бутылку водой, учитель предположил, что ночь бразильца прошла в пабе. На что Леонардо скромно ответил: "Я сегодня пересолил обед, наверное, влюбился". Часть группы и преподаватель "зависли", а я подхватила, что и у нас в России говорят так же. Как оказалось, ни Куба, ни Монголия, ни Ирландия, ни Саудовская Аравия таких забавных оправданий в культуре не имеет. Зато монголка Наоми в чай кладет не сахар, а щепотку соли, как это делали ее предки. Кстати, все дружно удивились, что можно загадать желание между людьми с одинаковыми именами, как это принято у нас в России, взяли на вооружение и активно практиковали.

10.jpg

Постепенно мы все больше интересовались культурой других стран. Например, ребята пытались произнести название города Сыктывкар и передать привет моей первой учительнице по английскому Евгении Викторовне Чайкиной. Оказалось, что для них это очень сложно! Ни в одной стране из представленных в нашей группе учителей не называют по имени-отчеству. Соответственно, наша вежливая форма обращения звучала как одно бесконечно длинное слово.

Монгол Чинзано

Несмотря на то, что в Ирландию я поехала отдыхать и учить язык, мое профессиональное любопытство выхватывало из контекста образовательной информации то, что может стать интересной новостью или даже сенсацией. В своих представлениях об Ирландии, как уже призналась, я очень промахнулась. Ни один из шести преподавателей английского не говорил на гэльском языке, хотя все они учили его в школе. Довольно схожая ситуация и в Республике Коми: язык живет в сельской местности, а в городе носит лишь атрибутивный характер.

Вся информация в общественном транспорте, в музеях и других культурных местах Ирландии дублируется на гэльском. Есть несколько национальных школ, где занятия ведутся на родном языке. В Дублине также распространены вечерние курсы для родителей, где они могут подучить ирландский, чтобы помогать детям делать уроки. Отличная идея, не правда ли? Но, даже учитывая все старания правительства, на улицах столицы скорее услышишь эмоциональный португальский (здесь особый визовый режим для бразильцев), нежели суровый гэльский язык.

Студенты языковых школ для иностранцев в большинстве своем просто веселые ребята, которые легко относятся к жизни, не скучают по родной земле, а после Ирландии планируют отправиться в Италию, Данию, США, Австралию или любую другую страну. Они не стремятся к головокружительной карьере, не хотят совершить подвиг, полететь в космос, создать крепкую семью или написать книгу; они живут одним днем и счастливы там, где находятся. Вот она глобализация, абсолютно одинаковая, что в Москве, что в Париже, что в Дублине…

3.jpg

И вот, среди этого потока похожих историй и мотиваций, я узнаю о монголе Чинзано, который за три года идеально выучил английский (бывает же такое!) по фильмам и книжкам. Он здесь, в Ирландии, не для того, чтобы покинуть Монголию, а чтобы вернуться и изменить свою страну, как он говорит, коррумпированное государство. Чин-Чин (так его называют в группе) неуловимый, работает на двух работах, поэтому на учебу приходит позже всех, а уходит раньше всех. Встретиться лично у нас так и не получилось: моя подруга передала вопросы и записала размышления Чин-Чина.

По его словам, около миллиона людей в Монголии живут в цивилизации, все остальное население кочует. Монголы до сих пор чтут память предков, отмечают национальные праздники, стреляют из лука и не прочь заняться традиционной борьбой. Огромную роль в их жизни по-прежнему играет шаманизм, в этом сила народа. Но, к сожалению, в степной стране нет хороших современных врачей, а люди живут плохо из-за нерадивых чиновников.

Чин-Чин никогда не верил в стереотипы о России, особенно о медведях. Однажды, он побывал в Санкт-Петербурге и навсегда влюбился в нашу северную Венецию. Шедевром русской кухни он считает пирожки с мясом и рисом, говорит, что в жизни не ел ничего более вкусного. Со школы помнит урок про Ленина (вождя революции) и Сталина (который выиграл Великую Отечественную войну). О современной России Чинзано знает немного, зато слушает русскую популярную музыку. В его постоянном плей-листе Дима Билан, "Иванушки Int", "Тату", "Руки вверх", а теперь и рэпер Ермак.

Неуловимый монгол Чинзано, пожалуй, единственный человек из встреченных мною в Ирландии, кто отождествляет себя со своим народом. Его также манят плоды глобализации, но он по-прежнему остается сыном своих предков и хочет изменить родную страну к лучшему.

Коми оберег в знак дружбы

На память об этом веселом времени вместе, в последний день моего пребывания в Ирландии, мы смастерили традиционные коми куклы-скрутки. Только одна девушка знала, как выглядит матрешка (купила, когда ходила на русский балет в Бразилии), поэтому скрутка стала настоящей экзотикой для всех.

1.jpg

Яркие лоскутки для мастер-класса я приготовила заранее. Очень волновалась, ведь объяснить значение куклы в жизни наших предков (ее воспитательные, социальные, защитные функции) было очень не просто. Бразильцам, в отличие от других ребят, не показалось странным, что наши тряпичные красавицы без лица, ведь глаза - это врата, через которые происходит связь между темными и светлыми силами. Они пытались рассказать про свои спиритические сеансы (общение с духами у них – часть одной религии).

А еще взрослые почти не отличаются от детей: такие мастер-классы для младших школьников, работая в журнале "Радуга", мы проводим регулярно.

Каждый участник тщательно выбирал цвет лоскутков и нитей, подсматривал за работой других, старался сделать свою куклу красивой и самобытной. В то же время интересовался: правильно ли сделал, так ли должен выглядеть оберег? И все ли в России носят такие же?

2.jpg

Сюрпризом для моих новых друзей стал и детский журнал Республики Коми "Радуга", в котором были пожелания однажды побывать в России. На прощание мы пообещали друг другу встретиться снова. И вы знаете, я верю моим гражданам мира, ведь расстояния нас не пугают".

Материал стажера публикуется в рамках проектов "Школа Комиинформа" и "Школа межэтнической журналистики"

Елена Туркина

  Ключевые слова: культура, Ирландия
  Рубрика: Общество
  • 1
  • 13
  • 2
  • 0
  • 2

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору



Новости mediametrix

                       
                       
                       

Видео








Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео