Издатель Леонид Зильберг: "Прямой протест показал свою неэффективность"

5 июля 2013 года, 12:33 |

О баркемпе без хедлайнеров

Протестного запала, наверное, меньше. Больше содержательного. Поэтому я думаю, что в каком-то смысле этот баркемп может оказаться интереснее, чем прошлогодний. Может, нам и не нужно привозить никаких хедлайнеров извне, потому что очень интересные выступления намечаются изнутри.

О неэффективных протестах

Прямой протест показал свою неэффективность, видимо, нет численной массы для этого протеста. Я очень много в своей жизни занимался тем, что преодолевал сопротивление государства. И моя неэффективность меня очень утомила. Это утомительно, когда ты видишь свой потенциал, когда понимаешь, как много ты можешь сделать, но ты постоянно преодолеваешь некое сопротивление. Неэффективность многих людей, которые находятся в гражданском обществе, пагубна для страны. И вот это надо преодолеть. Вот те перемены, которые я считаю нужными и назревшими, они не родятся из протеста на улице, не родятся извне. У нас все делается благодаря некоему расколу в элитах. И поэтому, чем активнее будут всасываться новые элиты, тем ближе этот раскол. И, тем менее болезненнее он, на самом деле, произойдет.

О состоянии оппозиции

Неправильно говорить про оппозицию. Ее нет и не было. В какой-то момент вроде бы выстраивалась некая система как коммунисты, "Единая Россия", и это тоже не сработало. Вся эта политическая жизнь - она переживет стадию полного переформатирования. Перезагрузка.

Об оценке политики Желтого дома

Сегодняшний аппарат - он эффективнее того, который был до него. Политика последовательная. И, в общем, сегодня нужен сильный оптический прибор, чтобы найти какие-то разные течения в Желтом доме. Я сам был советником Спиридонова и прекрасно видел, что такое группировка Каракчиева, условно говоря. Особенно неэффективность этой системы была видна во время выборов. Спиридонов в какой-то момент перестал доверять кому бы то ни было. Конечно, ничего подобного сейчас нет. Сегодня можно говорить о наличии команды. Это очевидно. Но у сегодняшней власти есть очень серьезный недостаток. Причем этот недостаток – он продолжение достоинства. Сегодняшняя власть она не полнее репрезентативна. Люди, которые в ней присутствуют, мало связаны со слоями элит в республике. И это дает определенную слабость. И это подогревает некие протестные отношения. Опять же, имея опыт многих регионов, я вижу регионы, где высшие региональные элиты очень репрезентативны, например Калининград. Там совершенно понятно, что этот человек из этих слоев, а вот этот человек из тех слоев. У нас даже если можно говорить, что этот человек оттуда, то его корни совершенно жестко обрываются.

Оценка Республики Коми на фоне других регионов

Если говорить о Республике Коми на общероссийской панораме, то тут все достаточно неплохо. Я вижу в разных регионах, например Архангельская область, которая выглядит как после бомбардировки, как будто немцы совсем недавно ушли. Причем там очень интересно. Например, улицы и проспекты. Проспект такой-то, проспект такой-то, и по этим проспектам идти нельзя, не то что ехать! Ничего подобного в Сыктывкаре нет. В Ухте точно нет. Похуже в Печоре. Про Воркуту ничего сказать не могу, я там не был. Недавно был в Инте, и там чувствуется, что после долгой спячки город чуть-чуть зашевелился. Газовики пришли, и что-то там движется.

О состоянии выборной системы

Выборная система очевидно должна быть переформатирована, потому что понятно, что этой сферой управляли чрезвычайно искусные люди. У меня есть такая хорошая поговорка: чем круче джип, тем дальше бежать за трактором. Они загнали нашу выборную систему в такую непролазную глушь, что за трактором придется лететь на вертолете.

7x7 – бизнес-проект?

Я, как предприниматель, отношусь плохо ко всему, что не является бизнес-проектами. Если это не бизнес-проект, то это проект, который умрет. Я часто не нахожу общий язык с моими друзьями – общественниками, они не совсем это понимают. Бизнес-проект в том смысле, что он должен себя кормить. Он должен быть правильно организован с точки зрения бизнеса и менеджмента. Но это не тот проект, который даст дивиденды его учредителям. Скажем так, даст дивиденды, формирующиеся из финансовых потоков самого журнала. А любые учредители рассчитывают на какие-то дивиденды.

О своем СМИ

Все-таки с БНК мы в разных нишах. Я специально искал такую нишу, в которой у меня практически нет конкуренции. Это ниша межрегионального СМИ провинциальной России. Подожмут в Коми – разовьемся в Марий Эл, то есть возможности у этого проекта большие. У нас есть контрольные цифры, это 30 регионов, причем мы себя позиционируем как сайт горизонтальной России, сайт, который не заходит в регионы, где есть крупные города, например Нижегородская область, Екатеринбург, я уже не говорю про Москву и Питер. Потому что очевидно, что сегодня информационную повестку страны формируют если не Москва с Питером, то 10 городов, вот их мы как раз и обойдем. Кроме того, мы отсечем юг, потому что это совершенно иная тематика, там своя информационная повестка. Наши партнеры из Кавказского узла блестяще покрывают всю эту тематику. И если отрезать это, то получится 30 регионов, а может, и больше, которые создадут картину провинциальной России. А картина провинциальной России – это вещь востребованная.

О влиянии на редакционную политику

У нас же две колонки: новости и блоги. Единственное, что я могу сделать, это рассказать главному редактору о своем видении приоритетов того, что вытаскивать из блогов в колонку мнения. Не более того. И то это видение не политического свойства.

О Гайзере

Его лично я оцениваю достаточно высоко. И очевидно, что этот человек привык то, что он делает, делать хорошо. Гайзер не хочет заниматься политикой, ему это неприятно. И это видно, это чувствуется, и, конечно, это порождает такие проблемы. И опять же, потому что он человек несомненных всяческих достоинств, интеллектуальных и других. Он старается делать то, что он делает, делать хорошо. В силу своих личных качеств он показывает некую ущербность самой системы. Это до какой степени сама система, руководимая очень способным человеком, может работать хорошо. А до какой степени потом не может, лишь по системным причинам. В республике по многим причинам выиграет Гайзер. Потому что Гайзер показывает, что в этой системе чрезвычайно способный и добросовестный человек может делать то и то. Он это показывает. Вот он берет 97 процентов того, что можно сделать.

О Чернове

Алексей Чернов, мы на этот счет спорим с рядом моих друзей, на мой взгляд, он придает нынешней власти интеллектуальную наполненность. Алексей Чернов – это интеллектуал во власти, это само по себе много. Для меня это некая определяющая вещь. Любая власть достаточно плоха, и единственное, что делает ее менее плохой это ее интеллектуальность. Со мной многие не согласны, полагая, что этот интеллект используется во зло, но я так не считаю. Я думаю, что в данном случае интеллектуальность превалирует разрушительные моменты. Следствием интеллектуальности является высокий уровень договороспособности. И это очевидное достоинство нашей власти. И Алексей Чернов – носитель этого достоинства, которое, на мой взгляд, важно.

О задачах КПК "Мемориал"

Одна из задач, которую я для себя поставил, вывести из состояния лобового столкновения с властью КПК "Мемориал". КПК "Мемориал" очень эффективная система. Там есть много содержательных людей. Но в силу некоторых причин он вошел в лобовое столкновение с властью. Тем самым обрушил свою эффективность с 30 до 5 процентов. Я вошел в правление "Мемориала", я не был в правлении. И я вижу задачу вывести КПК из лобового столкновения. Мне очень хочется быть эффективным, и я об этом уже говорил, потому что иногда во мне бушует, пепел класса бьется об сердце, и мне хочется, не знаю чего, но неэффективность лобового противостояния, она настолько меня "____", и я вижу, сколько вещей я могу сделать, выйдя из состояния противостояния. Я всегда ищу компромиссы.

О готовности сотрудничества с властью

Я всегда был готов идти во власть, при соблюдении некоторых принципов. К Спиридонову пошел. Я для себя этого никогда не исключал, потому что таков масштаб моих амбиций, и мне это интересно.

О статусе Общественной палаты

Нынешняя Общественная палата в каком-то смысле повторяет то, что я говорил про предыдущие периоды власти. Общественная палата повторяет стадии развития. В первой Общественной палате было много ярких людей, но там были какие-то группировки, она была бессистемной. Она фактически не имела руководства, потому что у номинальных руководителей не получалось ею управлять. Там порой было интересно, в определенных комиссиях. Именно там, где было четкое и жесткое руководство. В частности в комиссии Алексея Николаевича Томова работать было интересно, и состав был фантастическим. В одну телегу впрячь можно меня, Валерия Веселова, Павла Марущака, вот и получилось. Были времена, когда мы вызывали на ковер прокуроров, и они истекали кровью в прямом и переносном смысле перед нами, это было. Сейчас такого нет. Но сейчас палата системнее и покрывает больший круг вопросов. Это то, что сейчас свойственно власти. Палата и власть на сегодня очень инструментальны. И власть видит в палате инструмент, и так как власть очень прагматичная, то если есть инструмент, он должен быть в хорошем состоянии. То же самое сегодня палата – это инструмент в хорошем состоянии. Это же понятно к власти, но я еще раз говорю, что сегодня, в рамках того, чем является палата, она эффективна, поскольку власть инструментальна и поскольку власть хочет эффективности в той мере, в какой эта власть может быть эффективна, она делает палату тоже эффективнее. И по своей шкале она эффективна на 90 с лишним процентов. Статусность членства в палате, конечно, очень сильно выросла. В этом смысле наша республика одна из лидеров, потому что мало где статус члена палаты так высок, как в республике. Я, честно говоря, даже не знаю где.

О рейтинге Сыктывкара

Если взять последние три года, я побывал порядка в 30-40 регионах, то есть фактически объездил половину страны. И тут был выстроен некий рейтинг, в котором Сыктывкар вошел в сотню. И я допустил для себя, что он может войти и в 50 лучших городов нашей страны. С другой стороны, потенциал Сыктывкара еще выше, потому что это достаточно уютный и компактный, финансово самодостаточный город, и с таким потенциалом гражданского общества, который у нас есть, он мог бы быть абсолютно благоустроенным, выглядеть абсолютно по-европейски. Этого, к сожалению, нет, я думаю, что надо сильнее задействовать потенциал гражданского общества для того, чтобы этот город преображался. Честно говоря, это одна из вещей, чем я хочу заниматься, и я не хочу лобовых столкновений. Такие столкновения не дадут мне этим заниматься. У меня много мыслей на этот счет, и я давно хотел бы их реализовать.

О харизме глав муниципалитетов

Сейчас уровень харизматичности обратно пропорционален уровню эффективности. Один из самых нехаризматичных мэров, которых я знал, был самый лучший – это Олег Казарцев в Ухте. Совершенно не харизматичный человек, но прекрасный мэр, который в таком сложном городе, как Ухта, находил точки равновесия, и город выглядел при нем прекрасно. Я не думаю, что это правильно. Я думаю, что харизматичные мэры нужны, во всяком случае, в проблемных городах. Проблемные города точно должны вытаскивать харизматики. Каждый раз, когда я общаюсь с Борисом Немцовым, он вспоминает Шпектора. Я ему напоминаю тем, что я из Республики Коми, Шпектора, который проламывался к нему в кабинет, а он же был вице-премьером правительства. Этот человек не знал никаких преград и шел напролом. И добивался своего. И такие проблемные города должны управляться звездными мэрами. А Сыктывкар со своим сильным гражданским обществом может эффективно управляться городским Советом. Но для этого необходимо то переформатирование, о котором я говорю. На самом деле сильный и умный городской Совет в Сыктывкаре, проще говоря, мэра вообще может и не быть. Как управляются большинство городов, например в Америке, мэра может не быть вообще. Может быть, Совет и председатель Совета и небольшой по численности аппарат, который обслуживает и отвечает за муниципальные нужды. Но Совет должен состоять из ярких представителей гражданского общества. В Сыктывкаре оно есть, и его потенциал может преобразить наш город.

О "сухих" днях в Коми

Это грабли! По которым мы должны идти, с неким упорством, получая по лбу. Получаем таксистов, торгующих водкой, самогон, "трою". Каждое новое поколение, вот сегодня Катя Соколова. Сидели мы в палате, я смотрю на нее и думаю, наверное, она, дескать, молодая и ничего этого не помнит. Но ей нужна своя порция граблей. Получай, Катя! Что еще тут можно сказать?

Печать

Комиинформ

  Рубрика: Политика
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору




Новости mediametrix




Видео








Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео