Бывший тренер "Челси" и сборной Израиля Авраам Грант посетил погост в селе Рабог Койгородского района Коми, где похоронены его родственники

21 сентября 2009 года, 17:57 |

Погост в селе Рабог Койгородского района Коми, где похоронены дедушка и бабушка Авраама Гранта, бывший тренер "Челси" и сборной Израиля посетил сегодня, 21 сентября. В поездке к месту захоронения родственников известного тренера сопровождали обозреватель газеты "Спорт-экспресс" Игорь Рабинер, главный кантор Санкт-Петербургской и Московской хоральных синагог Барух Финкельштейн.

Авраам Грант прибыл в Коми по приглашению Главы республики Владимира Торлопова. 

Доехать до бывшего села Раборг, расположенного примерно в 180 километрах от столицы Коми, на машине в это время года практически невозможно. Поэтому пришлось совершить почти часовой перелет на вертолете. Как оказалось на месте, от населенного пункта, основанного спецпереселенцами, не осталось и следа. По воспоминаниям жителей близлежащего поселка, бараки, в которых жили поселенцы, сожгли в 60-х годах, после того как среди телят, пригоняемых пастись на местных лугах, случился мор.

Найти непосредственно место захоронения родственников Авраама Гранта оказалось невозможно: на кладбище, где они похоронены, был обнаружен только один памятный крест.

Авраам Грант совершил поминальный обряд и рассыпал среди могил землю, привезенную из Израиля. После он взял горсть земли с рабогского кладбища, которую увезет с собой.

"Для меня, в определенном смысле, это закрытие исторического круга. Я нахожусь в месте, где похоронен мой дедушка, в честь которого я назван. Здесь же похоронена моя бабушка Рут и 14-летняя сестра моего отца Сара. В 15 лет я в первый раз услышал, как кричит от ужаса во сне мой папа, когда ему снится то, что с ним произошло. Сейчас мне столько лет, сколько было моему дедушке, когда он погиб и был похоронен. Мой отец вырыл ему могилу своими собственными руками, тогда ему было всего 13 лет. Столько же, сколько сейчас моей дочери Рони. Он остался совершенно один — без мамы и родных — в 15 лет, почти столько же сейчас моему сыну Даниею. Меня все время преследует мысль: как он жил, как он выживал изо дня в день в течение стольких лет. Несмотря ни на что он остался очень оптимистичным и жизнерадостным человеком. И я решил сделать все возможное, для того, чтобы узнать, откуда идут мои корни, а также понять, откуда эта жизнелюбивая сила, которая исходит от моего отца. Я этого не могу понять и сегодня, - сказал он, обращаясь к журналистам и добавил: - Если бы я мог что-то сказать своему дедушке, который погиб в таком раннем возрасте, я бы сказал, что он может гордиться своим сыном — моим отцом. Если он действительно слышит меня, пусть знает, что я тоже очень горжусь своим отцом и очень его люблю. Я рад, что нашел это место и смог здесь побывать".

Как сообщил журналистам председатель общественного фонда "Покаяние", кандидат исторических наук Михаил Рогачев, семья Грантов попала в Коми вместе с польскими беженцами. "Когда 1 сентября 1939 года началась война Германии с Польшей, а позже Вторая мировая война, многие стали уходить из Западной Польши на восток, бежать от войны. Когда Советский Союз ввел войска в Восточную Польшу, Польша оказалась разделенной на две части: германскую и советскую. Те, кто оказался на советской территории, оказались беженцами. Примерно в эти же дни — в конце сентября — Германия и СССР создали совместную комиссию по пропуску беженцев на территорию, домой. Однако немцы не пропустили евреев.

"Оставшись СССР, они оказались без гражданства. Правительством страны был найден самый простой выход: взяли и выслали всех на север, в Сибирь, на спецпоселения. Одной из таких семей беженцев и была семья Грантов, попавших в Коми вместе с более чем восемью тысячами еврейских беженцев", - рассказал Михаил Рогачев.

Прибыв в Коми, спецпоселенцы вынуждены были строить себе жилье, работать за "зарплату", которую выдавали продуктами питания. "Мужчины валили лес, женщины обрубали сучья. "Зарплата" выдавалась только тем, кто работал. На детей и больных продукты не выделялись. Поэтому тот, кто работал в лесу, обеспечивал питанием всю свою семью. Для того, чтобы получить 100-процентную выплату, необходимо было выполнить дневную норму. Практически все поселенцы были людьми городскими, не приспособленными к работе в лесу. Естественно, что выполнить установленную норму им было просто нереально", - отметил историк.

В случае, если в семье умирали все взрослые, детей в обязательном порядке отправляли в детские дома. Однако отец Авраама Гранта в детдом не попал. "Можно только предположить, что подростка спрятал кто-то из поселенцев. В 41 году еврейских беженцев освободили по амнистии, но сделали их свободными людьми без права выезда с территории. В 44 году всех, кто остался в живых, вывезли в южные районы СССР, а после войны им разрешили вернутся в Польшу", - добавил Михаил Рогачев.


Комиинформ, Александра Краснова

  Рубрика: Общество
  • 1
  • 2
  • 1
  • 0
  • 0

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору



Новости mediametrix

                       
                       
                       

Видео








Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео