В Мосгорсуде фигуранты дела Вячеслава Гайзера выступают с последним словом

В Мосгорсуде фигуранты дела Вячеслава Гайзера выступают с последним словом
В Мосгорсуде фигуранты дела Вячеслава Гайзера выступают с последним словом
logo
В Мосгорсуде фигуранты дела Вячеслава Гайзера выступают с последним словом
Фото из архива ИА "Комиинформ"

В Мосгорсуде 18 октября в 9.30 началось очередное заседание по делу Вячеслава Гайзера. Суд оценил доводы прокуратуры, которая считает, что Гайзер - участник ОПС, и доводы защиты, которая считает что экс-глава Коми невиновен. 

Прения проходили с 15 по 18 октября. Фигуранты выступают с последним словом.

"Комиинформ" публикует некоторые выдержки из выступления адвокатов.

Защита считает, что в ходе суда в первой инстанции были нарушены основополагающие принципы уголовно-процессуального закона, Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Систематическое нарушение прав Гайзера в ходе предварительного расследования не должно было быть оставлено без внимания при принятии решения по существу уголовного дела. "Прошу суд апелляционной инстанции дать оценку доводам, которые суд первой инстанции проигнорировал", - обратилась защитница Дарья Евменина к Мосгорсуду.

Право на защиту

Все началось с задержания Гайзера и недопуска к нему адвокатов по соглашению. Такая ситуация случилась абсолютно со всеми подсудимыми. При задержании ни у кого из подсудимых, задержанных 19 и 20 сентября, не было адвоката по соглашению, кроме Бондаренко.

Это еще раз свидетельствует о том, что не существовало никакой преступной группы, так как ни кем никаким образом никогда не обсуждался и не прорабатывался вопрос об алгоритме действий в подобных ситуациях.

Бездействие следователей, выразившееся в недопуске адвокатов, защитой были обжалованы, эта ситуация в итоге получила широкую огласку и только после прямого поручения президента страны, который на совете по правам человека узнал об этой ситуации, подсудимые получили квалифицированную юридическую помощь. Видеозапись протокольного заседания совета по правам человека при президенте РФ имеется в свободном доступе в сети интернет.

Вместе с тем, в первые дни после задержания и избрания меры пресечения в виде заключения под стражу абсолютно все подсудимые остались без квалифицированной юридической помощи. Как следствие, именно на первые показания обвиняемых ссылается суд, обосновывая вину подсудимых, остальные следственные действия с Гайзером и иными подсудимыми были проведены с защитниками по соглашению, что лишило сторону обвинения возможности получить недопустимые доказательства, подтверждающие абсурдное обвинение.

На каждом следственном действии Гайзер был также лишен права на защиту, о чем почти в каждом протоколе следственного действия сделано заявление. Следственные действия проходили в помещениях СК РФ, Гайзер прибывал в следственный комитет под конвоем, во время следственного действия его руки были скованы наручниками, и эти же наручники были пристегнуты к руке конвоира. Таким образом, Гайзер лишался права на консультацию наедине со своим защитником, несмотря на физическое присутствие защитника, получить консультацию конфиденциально и наедине Гайзер не мог, поскольку пристегнутый к нему конвоир становился невольным слушателем обсуждения позиции защиты.

Вместе с тем скованные наручниками руки не позволяли даже подписать протокол следственного действия, не говоря уже о произведении обвиняемым во время следственных действий записей или пометок для осуществления своей защиты. 

Отказ в предоставлении копий документов

На протяжении всего этапа предварительного расследования, Гайзеру отказывали в получении копий документов, в том числе многостраничных экономических экспертиз. Ознакомление с экспертизами проходило в сжатые сроки, изготавливать копии или фото за свой счет Гайзеру во время ознакомления с заключениями экспертов запретили. Многостраничные экономические и оценочные экспертизы Гайзер переписывал от руки, будучи скованным наручниками и пристегнутым к конвоиру.

Конфликт со следователем, о котором Гайзер сказал в своих показаниях в суде первой инстанции, заключался в фотографировании оценочной экспертизы Гамазинова.

Адвокат сделал копии экспертиз на мобильный телефон, а следователь требовал удалить фотографии экспертизы, в ином случае угрожал задержать и изъять телефон с фотографиями экспертизы Гамазинова. Об этом Гайзер давал показания в суде первой инстанции. Все действия были обжалованы. А экспертиза Гамазинова в итоге в суде первой инстанции была признана стороной обвинения и судом необоснованной, вследствие чего была назначена повторная экспертиза.

В ходе ознакомления с заключением экспертов Алешина, Рафиковой и Ушановым следователь также оказывал на Гайзера давление. Следователь в грубой форме пытался запретить любое обсуждение выводов данной экспертизы во время ознакомления с ней. Данные обстоятельства отражены в замечаниях на протокол процессуального действия. Эти действия были обжалованы.

В суде первой инстанции эксперт Алешин, сославшись на авторскую методику, так и не смог пояснить свои выводы. Еще одно доказательство того, что по настоящему уголовному делу доказательства не собирались, а формировались и подгонялись под доводы придуманного обвинения.

Отказ в разъяснении обвинения

В суде первой инстанции были исследованы ходатайства защиты Гайзера о разъяснении предъявленного обвинения. Обвинение за 1,5 года претерпело множество изменений: сначала обвинение по заключалось в том, что были похищены дивиденды от акций "Зеленецкой", потом, в том что ОАО "Хлебозавод Сыктывкарский" выплатил дивиденды прежнему владельцу, чем был нанесен ущерб, поэтому в неравноценном обмене активами ходатайства Гайзера с постановкой конкретных вопросам следователям являлись вполне логичными.

Вместе с тем, разъяснения обвинения не последовало, а ходатайства Гайзера расценены как позиция защиты. Все эти документы были исследованы в судебном заседании. Действия были обжалованы.Однако суд первой инстанции не дал оценки этим обстоятельствам. Очевидно, что по настоящему уголовному делу были нарушены положения УПК.

Формулировка обвинения о неравноценном обмене акций ПФЗ на акции заводов породила ходатайство защиты Гайзера об оценке акций этих заводов, вместе с тем в удовлетворении ходатайства защиты было отказано и только через несколько месяцев следователи сами назначили оценочные экспертизы. Что также свидетельствует неэффективном расследовании уголовного дела и нарушении требований УПК.

Данные ходатайства и отказы были исследованы в судебном заседании.

Давление на Гайзера

В суде первой инстанции были исследованы ходатайства защиты о предоставлении информации о посещающих Гайзера сотрудников и отказы в предоставлении этой информации. Материалом проверки СК по сообщениям подсудимых об оказании на них беспрецедентного давления данные обстоятельства никак не отражены. Не опровергнуты утверждения Гайзера об оказании давления на него, об этом там просто нет ни слова.

Ознакомление с материалами уголовного дела

В течение четырех месяцев сторона защиты не имела возможности изготовить копии материалов, так как тома носили только в СИЗО Лефортово, куда запрещено проносить технику. Еще месяц у защиты ушел на переписку с СИЗО, чтобы получить разрешение на пронос фототехники. Далее всех обвиняемых и защиту ограничили в ознакомлении с материалами уголовного дела. Это происходило с одной целью - не допустить получения защитой копий ложных заключений экспертов, которые суд первой инстанции был вынужден прикрывать и назначать повторные экспертизы по тем же вопросам в то время, пока обвиняемые находились под стражей.

Судом первой инстанции данные факты оставлены без оценки. Суд первой инстанции не дал оценки нарушениям положений Конвенции: о недопустимости длительного содержания под стражей; о праве подсудимого на справедливое судебное разбирательство.

В подтверждение того, что обжалование всех этих действий не привело к объективному и правильному результату для настоящего уголовного дела свидетельствуют факты обжалования назначения оценочных экспертиз эксперту Гамазинову, многочисленные отводы,требования предоставления документов, обосновывающих квалификацию эксперта. Все это осталось без внимания на стадии предварительного расследования, и суд первой инстанции был вынужден назначать повторные экспертизы.

То же самое и с экспертом Алешиным. Документы, представленные стороной защиты в суд из РФЦСЭ при Минюсте о невозможности проведения экспертизы по поставленным Алешину вопросам были представлены еще на стадии предварительного расследования самим РФЦСЭ при Минюсте на запрос следователя.

"Я считаю, что все эти вопиющие нарушения при осуществлении производства по настоящему уголовному делу, суд первой инстанции также должен был оценить в совещательной комнате, поскольку данные нарушения напрямую связаны с оценкой допустимости доказательств по настоящему уголовному делу. В связи с оставлением без оценки судом первой инстанции вышеуказанных доводов я прошу уважаемый суд при принятии решения по данному уголовному делу оценить, насколько указанные нарушения соответствуют принципам законности и справедливости", - заключила адвокат.

  Ключевые слова: гайзер, прения, Евменина
  Рубрика: Право
  • 1
  • 1
  • 0
  • 0
  • 0

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору






Новости mediametrix




Видео









Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео