Сергей Гапликов: "В Коми каждый район – это почти отдельная страна"

17 июля 2017 года, 21:15 |
Фото Антона Пархачева

Глава Коми Сергей Гапликов в интервью агентству "Интерфакс" рассказал, что изменилось в Коми за полтора года его правления, какими основными принципами он руководствуется на посту главы региона, какие вопросы и проблемы чаще всего озвучивают недовольные граждане, а также как Коми встретит свое 100-летие.

– Сергей Анатольевич, вы на посту главы Республики Коми уже полтора года. Изменилось ли за это время ваше отношение к Коми? Какие навыки с прежних мест работы помогают вам?

– Знаете, самое главное это не мое, как вы говорите, "отношение к Коми", а отношение жителей Республики Коми, бизнеса и общественности ко мне и моей работе. Потому что главы приходят и уходят, а огромная сильная северная, целая "страна", Республика Коми остается.

Я много двигаюсь по республике, и, увы, не всегда это какие-то хорошие добрые поводы, успехи, праздники. Чаще приходится бывать там, где ситуация напряженная, где нужна помощь. Будь то паводковая ситуация или кризисная шахта Инты, будь то проблемное нефтяное месторождение или законные требования экологов вмешаться и разобраться. Так вот, я пришел к выводу, что в Коми каждый район – это почти отдельная страна. Настолько яркие черты локальных особенностей, уклада, разной "экономики"… Мир республики с одной стороны очень сложный, а с другой, если подходить к нему с открытой душой, искренним любопытством и желанием понять, – простой и понятный.

К сожалению, бывает не без ошибок "по пути". Но мне кажется, что сегодня я могу уверенно сказать: "Да, я глава Республики Коми и несу полную ответственность за все хорошее и все плохое, что произойдет здесь, до тех пор, пока я здесь".

Что касается моих представлений о регионе до назначения, до выборов. Я ориентировался на СМИ и не всегда верное мнение экспертов и полагал, что дела в республике на самом деле намного лучше, чем они оказались при ближайшем рассмотрении. Есть такое выражение: "Заметать пыль под ковер". Этим ремеслом некоторые овладели в совершенстве и занимались этим десятилетие. Что в итоге? В итоге вы знаете, как едва не "разморозили" Воркуту, не "остановилась" Инта, и вмешиваться пришлось президенту. А следственным органам давать оценку их деятельности.

В итоге "убили" не просто "Интауголь", а поставили под вопрос существование целого моногорода.

В итоге набрали кредитов в коммерческих банках под 20% годовых, и сегодня по долгам прежней управляющей команды республика только в этом году должна погасить 21 миллиард. Естественно, мы делаем все, чтобы погасить долги и заместить коммерческие кредиты бюджетными (под 0,1%), но платить-то все равно придется. Кто выиграл от таких решений, кроме коммерческих банков? Никто.

Поэтому главный навык, который пока пригождается мне больше других, это навык антикризисного управления. Но как-то с Божьей помощью справлялся раньше и сейчас справлюсь… Подключать к решению проблем республики приходится всех, но я не испытываю какого-то стеснения: Республика Коми у России одна, хотелось бы, чтобы все это помнили и помогали.

– Какими основными принципами вы руководствуетесь на посту главы региона?

– Главный принцип: "Думай глобально – действуй локально". Без развития транспортной системы Коми, без строительства крупных железнодорожных магистралей в направлении Северного морского пути (СМП), сети автомобильных дорог в сторону Ненецкого автономного округа и Севера Коми, без портов Балтики, Белого, Баренцева и Карского морей, без вхождения Республики Коми в международную систему торговли по Новому шелковому пути (он же СМП) невозможно другое, лучшее будущее и Коми, и всей Арктической зоны России. Мы сегодня только на одну третью используем потенциал недр Коми. Но я говорю всем: у нас нет задачи стать экспортером сырья. У нас есть задача стать экспортером товаров и продукции высокого передела из нашего сырья. Не угля, а продукции углехимии, не леса, а вискозы и целлюлозы, не руды, а сплавов в том числе. Но инвестиции в переработку возможны только на базе развитой инфраструктуры. Поэтому мы мыслим глобально.

Но жизнь идет "здесь и сейчас", и человеку, у которого затопило дом, не расскажешь про наши сухогрузы, идущие в Китай, или шахтеру Инты под угрозой сокращения не объяснишь прелести метода Фишера-Тропша по превращению угля в дизельное топливо. Поэтому действую локально. Лично веду приемы граждан на выездах в районах, стараюсь знать ситуацию на местах из первых уст. Знаю обо всех проблемах, которые есть на территории. Не всегда занимаю позицию правительства или своих советников, но и не всегда соглашаюсь и с мнением общественников. Опыт быстрых решений показал, что на Севере лучше не спешить. Иногда "светлый" на первый взгляд поборник интересов оказывается либо наемником прозападной НКО, либо настоящим интриганом, или просто пытается выделиться на скандале. А иногда бывает, что министр или зампред приносят такие предложения, что "ни в сказке сказать, ни пером описать". В общем, в Олимпстрое было проще, признаю (смеется).

Кстати, чем севернее от Сыктывкара и дальше от больших городов, тем более важным становится принцип "не навреди". Во многих проекциях жизнь в республике складывалась веками, существуют среды, подход к которым определяется выражением "не ломается – не трогай". Но это, конечно, лишь малая часть микрокосмоса той части Коми, где природа человеку больше дает, чем забирает.

– А вам не кажется, что само понятие "Белкомур" скомпрометировано и "затерто до дыр" и уже не вызывает отклика у населения, экспертов?

– Абсолютно точно! Я вам приведу сравнение: если откусить, к примеру, яблоко совсем не спелое, кислое – это одно. Когда оно созреет, покраснеет – другое. Белкомур в истории современной России это понадкусанное неспелое кислое яблоко. Его время пришло сейчас.

Вернемся в историю. Первое официальное предложение от ученых строить порты в северных морях советские власти получили в двадцатые годы прошлого столетия. А только в 1960-1962 годах была сформулирована в целом концепция развития этих портов и Северного морского торгового пути. Внимание! Уже тогда советские ученые, экономисты ("Да были люди в наше время… Богатыри – не вы". М.Ю.Лермонтов) видели, что Китай и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона станут крупнейшей мировой экономикой, зависимой от сырьевых ресурсов. Сегодня Китай строит свои ледоколы и говорит России: "Мы готовы купить все, что вы можете нам продать. Мы хотим вместе с вами эксплуатировать СМП".

Но идея Белкомура, по сути трассы до конечного пункта – порта Архангельск, не учитывает всех возможностей Коми. Поэтому нужно развивать и железнодорожную ветку Пермь – Сосногорск – порт Индига, Воркута – порт Усть-Кара и т.д. Для Воркуты это вообще "второй шанс" на жизнь. Я уверен, что на всех уровнях знают о такой перспективе, о том, что ситуация "созрела", говорят ученые и бизнесмены. Успешный опыт Ямал СПГ и порта Сабетта в Карском море говорят нам: дерзайте! И один из очевидных путей привлечения финансирования под этот проект – это консорциум российских и международных инвесторов, арабских суверенных фондов. Они охотно вкладываются в "длинные" инфраструктурные проекты.

– В России 2017 год объявлен Годом экологии. Для Коми с ее обширными территориями и в то же время загрязняющими производствами это актуальный вопрос. Удается ли региону сглаживать негативное влияние на экологию угольной и газовой промышленности? Учитывая планы по развитию добывающей отрасли, какие у вас есть предложения, которые бы позволили не навредить окружающей среде?

– Нужно понимать, что экологические проблемы Коми находятся в особом фокусе по двум причинам. Первая, это чувствительная Арктическая зона. Вторая, территория активного недропользования и она же территория проживания коренного народа коми. В регионе традиционно активны экологические организации, причем с выраженным международным окрасом. С учетом того, что наши потенциальные инвесторы сегодня исключительно внимательны к экологической составляющей, к тому, соответствуют ли условия недропользования, утилизации отходов, создания инфраструктуры интересам матушки-природы, мы не можем и не должны игнорировать оценки экологов. Это, прежде всего, в наших государственных интересах!

Я уже говорил, может резковато: нефть и уголь конечны и невосполнимы, земля Коми, ее бескрайние леса, запасы пресной воды, свежего воздуха – вечны и бесценны. Через сто лет пресная вода станет новой "валютой" Коми. А думать об этом должны мы сегодня. Наши внуки будут жить в другой реальности.

Поэтому с недропользователями, у которых произошли техногенные аварии, мы ведем предельно жесткий разговор. В последнее время мы получили полное понимание того, какие меры принимают компании по результатам анализа причин катастроф, как проходит реабилитация территорий, как компенсируется ущерб, и какие социальные обязательства перед жителями выполняются.

Большое беспокойство вызывает ситуация с ростом онкологических заболеваний в республике. Это не только образ жизни, но и многие другие факторы. Поэтому перевооружение компаний с точки зрения усиления мер экологической безопасности тоже под контролем. Процесс там сложный, не быстрый, но мы его "ведем".

Что касается того, что могли бы сами люди сделать для экологии? Тут люди испокон веков живут вместе с природой, никого учить не надо. Угрозу экологии представляет не человек, а "машина".

– Президент РФ Владимир Путин, недавно комментируя оппозиционные акции, сказал, что "каждый может проявить инициативу". Достаточно ли в вашем регионе площадок, с помощью которых жители могли бы высказать свои предложения и донести их до властей? Следите ли вы за тем, какие вопросы и проблемы чаще всего озвучивают недовольные граждане?

– Еще президент сказал, "что диалог может быть с людьми, которые предлагают конструктивную повестку дня, даже критического характера. А если речь идет о том, чтобы привлечь внимание к себе, то это не интересно для диалога".

В Республике Коми работает, на мой взгляд, очень эффективный институт Общественных приемных главы Республики Коми. Его двери открыты для всех. Я получаю самые актуальные и главное адекватные предложения и оценки по этому каналу.

У нас прекрасная, компетентная площадка для диалога – это Госсовет республики. Совсем недавно прошли экспертные слушания по спорному вопросу строительства вертолетной площадки санитарной авиации в поселке Шудаяг близ ухтинской больницы. Депутат Госсовета от "Единой России" (я подчеркиваю, от "Единой России") возглавляет общественный протест жителей, так как предстоит вырубка деревьев на месте строительства. Но эксперты, летчики, врачи-реаниматологи и хирурги решительно не хотят трястись два километра зимой через мост, если вернуться к идее старой заброшенной вертолетной площадки, и 30 километров от аэропорта. Споры очень жаркие. Аргументы есть у всех. Связались с коллегами в Кирове, Вологде, Архангельске – там завидуют, что мы получили федеральные деньги на строительство вертолетной площадки санитарной авиации прямо возле клиники.

Казалось, что есть и другие альтернативные варианты, мы их вместе искали. Но перенос ЛЭП или условия землепользования другими участками делают их невозможными. Что же делать? Дать возможность нескольким десяткам жителей поселка изредка прогуляться на территории или спасти несколько сотен жизней? Не правда ли, очевидный ответ?

Я рад, что есть диалог и обмен аргументами на уровне экспертов и переговорных групп. Все "решения", которые принимались на митингах-"майданах", в закрытых чатах социальных сетей, как правило, плохо заканчиваются, мы видели много таких примеров. Поэтому у нас "каждый может проявлять инициативу", но по делу. Когда ко мне обратились национальные объединения "Коми войтыр" и "Изьватас" с просьбой разделить министерство промышленности и экологии на два разных, я пригласил правительство посоветоваться, потому что аргументы были очень серьезные и взвешенные. И мы приняли это решение. С 1 января у нас министерство экологии будет самостоятельной структурой.

– У вас спортивное прошлое. Сегодня интересуетесь спортом, за какими соревнованиями следите? Коми не сильно славится спортивными достижениями, что можно сделать, чтобы изменить ситуацию?

- Во-первых, вы не правы, в республике великолепные спортивные достижения. Я уже упоминал Рочева, Бажукова, Сметанину, это такие же мировые иконы лыжных гонок, как Гунде Сван или Бьерн Дели. Виктор Жлуктов, часть великой "Красной машины" сборной СССР, начал играть в хоккей в интинском "Шахтере". Андрей Николишин покорил НХЛ, а начинал путь в хоккей в Воркуте. Олимпийский чемпион 1976 года "спартаковец" Сергей Капустин – из Ухты. У нас и сегодня отличные юношеские хоккейные команды в Воркуте, Печоре, Ухте. Аркадий Вятчанин, чемпион Европы по плаванию, вырос в Воркуте. Вообще, школа воркутинской "Арктики" дала хорошие профессиональные результаты.

И, конечно, спорт N1 в Сыктывкаре – это русский хоккей и наш "Строитель". В республику вернулся Павел Франц, возможно, лучший защитник в современной истории бенди вообще. Человек с психологией победителя, был чемпионом и в "Воднике", и в "Динамо", играл в Швеции, шестикратный чемпион мира. С таким тренером мы ждем от "Строителя" нового уровня достижений. Обязательно будем строить крытый комплекс для хоккея с мячом к чемпионату мира 2021 года. Уже определились с проектом. В 2015 году чемпионат мира с блеском прошел в Ульяновске на новейшей "Волго-Спорт-Арене" на 5 тыс. человек. А в 2017 году в Сыктывкаре прошел молодежный чемпионат мира по хоккею с мячом, на котором сборная России завоевала золотые медали.

Ну а сам я занимался профессионально водным поло, играл за главный клуб СССР/России ЦСК ВМФ. Спорт оставил потому, что учиться в МВТУ имени Баумана и заниматься спортом просто невозможно, это очень сложный вуз. Сегодня я с удовольствием плаваю, очень люблю хоккей и классический, и бенди. Интересуюсь борьбой и боксом, потому что в армии занимался единоборствами.

– В 2021 году Республика Коми празднует 100-летие. Что хотелось бы сделать к этой дате в регионе?

- Лучший подарок республике – это государственное решение о развитии ее транспортного потенциала, включении ее в систему современной мировой торговли по Новому шелковому пути (СМП), радикальное улучшение ее инвестиционного потенциала, создание новой репутации Республики Коми на международном и российском уровне. Сегодня спроси любого в Центральной России или на Юге: "Коми, это где?" – "О! Это очень далеко, часов 5 лета…" Нет, дорогие россияне, будущие туристы, инвесторы, студенты, бизнесмены. Наш новый девиз: "Республика Коми – это рядом!" Всего 1,5 часа от Москвы, как Самара или Волгоград, и вы в краю девственно чистой северной природы. А там еще немного – и Арктика, на поезде всего сутки, – и вы в Воркуте, где снег в июне на фоне солнечных ночей. Еще немного на вертолете – и вы на первых серебряных рудниках России. Еще немного, полдня на лодке по Печоре, – и вы на рыбалке (смеется). Я очень хочу, чтобы в канун 100-летия Республики Коми Россия посмотрела на нас не через прицел коррупционных скандалов и мутное окно поезда Адлер – Воркута, а через призму огромных возможностей, размеров, духовности и богатой истории.

– Есть ли у вас предложения, что делать с моногородами, как их развивать, благоустраивать для жителей, как диверсифицировать их экономику? Какими вы видите, к примеру, возможные варианты развития Инты и Воркуты?

– Изолированно решить проблемы моногородов, находящихся на таком огромном удалении от рынков сбыта иной, неспецифической продукции, – невозможно. Никакой бизнес не будет там конкурентоспособным в полной мере, потому что условия для бизнеса там "дорогие". Поэтому планы комплексные. Развивая всю республику, мы модернизируем моногорода. Инту бросать нельзя, там 30 тыс. жителей и 11 миллиардов тонн угля. Мы ищем гарантирующего потребителя и вынужденного инвестора вместе с правительством Российской Федерации и обязательно найдем его. А потом придет время углехимии и новой современной горно-обогатительной фабрики.

Воркута объективно сегодня заложник "Северстали". Причем с точки зрения бизнеса – это жемчужина в короне миллиардера Мордашева. С точки зрения отношения…

Воркута переживает тяжелейшую трансформацию из крупного полярного города, да еще и с перегретыми амбициями, избалованного когда-то вниманием, праздниками, "легкими" кредитами. Фактически – в город-вахту. Но если комплексное развитие транспортной инфраструктуры вдохнет новую энергию в перспективные изыскания, то вспомнят про нефть в Shell, вспомнят по-серьезному про бариты, цинк, хром, золото… Воркуту необходимо сохранить как форпост, как транспортный хаб, как кадровый резерв европейского Заполярья. Но важно понимать, что пока государство строит планы, проходят жизни людей. Поэтому уже сегодня мы занимаемся благоустройством города, переселяем аварийные поселки, поддерживаем на плаву социальную сферу, спортивные объекты, культурную жизнь. Я планирую перенести в Воркуту значительное количество событий и мероприятий республиканского масштаба. Да, это похоже на искусственную вентиляцию легких, но это лучше, чем просто сидеть и смотреть, как на мониторе появится прямая линия. Или, как другие, сделать вид, что ничего не происходит…

– Хватает ли свободного времени и чем предпочитаете заниматься?

– Не хватает. Я только работаю, читаю и работаю.

Комиинформ

  Рубрика: Экономика
  • 17
  • 0
  • 5
  • 0
  • 4

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору



Новости mediametrix

                       
                       
                       

Видео






Памятная дата военной истории России

26 сентября

В этот день в 1914 году русские войска под командованием Николая Иванова разгромили австро-венгерские войска в Галицийской битве.



Подробнее...






Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео