В Коми суд объяснил, почему не взыскал соцпенсию с человека, который семь лет числился пропавшим без вести

В Коми суд объяснил, почему не взыскал соцпенсию с человека, который семь лет числился пропавшим без вести
В Коми суд объяснил, почему не взыскал соцпенсию с человека, который семь лет числился пропавшим без вести
logo
В Коми суд объяснил, почему не взыскал соцпенсию с человека, который семь лет числился пропавшим без вести
Фото из архива "Комиинформа"

В Коми суд отказал пенсионному фонду в взыскании пенсии с человека, который семь лет числился пропавшим без вести.

Необычное гражданское дело рассмотрел Сыктывкарский городской суд.

Управление пенсионного фонда в Усть-Вымском районе обратилось в суд с иском к мужчине, чтобы взыскать с него ущерб, причиненный излишней выплатой социальной пенсии по потере кормильца его несовершеннолетним детям за последние семь лет. Общий размер сумм составил 84 тыс. 603 руб.

О мужчине известно, что решением Сыктывдинского районного суда от 1 октября 2012 года он признан безвестно отсутствующим. И на основании этого решения дочери и сыну была назначена и выплачивалась социальная пенсия по случаю потери кормильца. И с 14 ноября 2012 по 18 февраля 2019 года пенсионный фонд выплатил для детей свыше 80 тыс. рублей.

Между тем, 26 апреля 2019 года раннее вынесенное решение суда о безвестном нахождении было отменено, поскольку местонахождение мужчины было установлено.

Однако в удовлетворении требований пенсионного фонда к мужчине суд отказал. Суть в том, что обязанность пенсионного органа назначать и выплачивать пенсию по случаю потери кормильца на период безвестного отсутствия гражданина предусмотрена пенсионным законодательством. 

Решение суда в законную силу не вступило.

Толкование 

Обязанность пенсионного органа назначать и выплачивать пенсию по случаю потери кормильца на период безвестного отсутствия гражданина предусмотрена пенсионным законодательством. Пенсионное законодательство связывает право на назначение социальной пенсии по случаю потери кормильца с фактом удостоверения безвестного отсутствия гражданина в порядке, предусмотренном статьи 42 Гражданского кодекса Российской Федерации. Ответчик Д. оспариваемые суммы от пенсионного фонда не получал, неосновательное обогащение с его стороны отсутствует. Действующим законодательством не предусмотрено взыскание сумм выплаченных пенсий с лица, ранее признанного безвестно отсутствующим, при обнаружении его места нахождения.

Наличие причинно-следственной связи между поведением Д. и наступившими последствиями в виде причинения фонду ущерба, не установлено. Фонд не представил доказательств тому, что Д. знал о признании его безвестно отсутствующим и намеренно скрывался. Оснований полагать, что фонд, выполняя возложенные на него законом обязанности по выплате несовершеннолетним социальной пенсии по случаю потери кормильца, понес убытки, не имеется, так как пенсионное законодательство связывает право на назначение социальной пенсии по случаю потери кормильца с фактом удостоверения безвестного отсутствия гражданина, и данное право не ставится в зависимость от причин безвестного отсутствия гражданина.

Доводы истца о том, что виновное поведение Д. доказывается умышленным уклонением от воспитания и содержания ребенка, что послужило основанием к назначению его детям пенсии по случаю потери кормильца, что именно бездействием ответчика причинен ущерб истцу, не состоятельны, так как обязанность по содержанию несовершеннолетних детей своими родителями установлена нормами Семейного кодекса Российской Федерации, которые не подлежат применению при разрешении спора между пенсионным органом и гражданином, имеющим обязательства по содержанию детей. Законом не предусмотрена в таких случаях обязанность лица, ранее признанного безвестно отсутствующим, компенсировать выплаченную за период его отсутствия пенсию. Данных об умышленных действиях ответчика, направленных на выплату такой пенсии, не представлено.

Пенсия по потере кормильца была назначена истцом не в связи с умышленным уклонением Д. от выполнения своих родительских обязанностей, а в связи с признанием Д. безвестно отсутствующим по правилам статьи 42 Гражданского кодекса Российской Федерации судом в силу статьи 11 Федерального закона от 15 декабря 2001 года N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации". Кроме того, факт умышленного уклонения ответчика от содержания и воспитания ребенка решением суда о признании его безвестно отсутствующим не установлен.

Оснований полагать, что фонд, выполняя возложенные на него законом обязанности по выплате семье ответчика социальной пенсии по случаю потери кормильца, понес убытки, не имеется, поскольку пенсионное законодательство связывает право на назначение социальной пенсии по случаю потери кормильца с фактом удостоверения безвестного отсутствия гражданина и данное право не ставится в зависимость от причин безвестного отсутствия гражданина.

Принимая во внимание, что социальная пенсия назначена и выплачивалась несовершеннолетним дочери и сыну на законном основании, при этом действующим пенсионным законодательством не предусмотрено возложение на лицо, в связи с признанием которого безвестно отсутствующим выплачена пенсия по случаю потери кормильца, обязанности по возмещению выплаченной пенсии; назначение и выплата такой пенсии не зависят от неисполнения ответчиком обязанности по содержанию несовершеннолетнего ребенка и не связаны с уклонением ответчика от таких обязанностей, суд находит требования истца не основанными на законе.

  Ключевые слова: суд, пенсия, право