Интервью

Владимир Кудряшов и Андрей Шипко

Сыктывкарские спасатели
В нашу профессию идут "идейные"
9 февраля 2016 года 14:55
Владимир Кудряшов и Андрей Шипко
фото Ирины Кнутас

В преддверии Дня защитника Отечества "Комиинформ" начинает проект "Настоящий мужчина", посвященный представителям мужских профессий, которыми может гордиться республика.

Первым в цикле интервью, который не ограничится февралем, стала беседа с настоящими мужчинами - представителями одной из самых мужественных и романтичных профессий — спасателями. В интервью начальник Сыктывкарского аварийно-спасательного отряда ГКУ "СПАС-КОМИ", подведомственного Комитету Республики Коми по ГО и ЧС, Владимир Кудряшов и его заместитель Андрей Шипко рассказали, каким должен быть настоящий спасатель, почему нужно снимать котят с деревьев и чем опасна росомаха.

- Владимир Борисович, близится 23 февраля, День защитника Отечества — праздник настоящих мужчин. Профессия спасателя как раз требует от человека таких качеств, которыми, согласно сложившейся в обществе традиции, должен обладать мужчина. Расскажите, кого берут в спасатели и когда в последний раз в отряд приходили новобранцы?

- В.К.: Совсем недавно у нас проходил конкурс на замещение вакантной должности спасателя. В нем принимало участие достаточно много желающих - молодые ребята, практически все после армии, у каждого есть набор профессий. Главным экзаменом для них было сдача пяти нормативов по физической подготовке, наличие профессий и спортивных разрядов.

DSC_3507.jpg

- Андрей Николаевич, а какие основные требования к кандидатам? Рост важен, как в кремлевской роте?

А.Ш.: Нет, совершенно неважен. У нас работают как высокие сотрудники, так и не очень. Кандидаты должны отслужить в армии, иметь водительские права, не менее трех специальностей, крепкое здоровье и психологическую устойчивость.

В.К: У нас есть смена, там в основном спасатели маленького роста.

А.Ш: Зато на турнике они фору дадут высоким.

- А девушек в отряд берете?

В.К. У нас есть одна девушка — спасатель-кинолог Ирина Степанова, она наравне с мужчинами проводит поиски людей, выезжает на ДТП и т.д., также сдает все нормативы по профессиональной и физической подготовке необходимые для квалификации спасателя. А еще она кандидат в мастера спорта по спортивному ориентированию.

А.Ш: Вместе со всеми бежит на лыжах и многим парням покажет пример.

- А вообще, в спасатели идут идейные люди?

А.Ш: Безусловно, люди работают по большей части за идею. Во время поисковых работ молодой сотрудник пошел в лес неподготовленным, так сказать налегке, но в следующий раз он взял уже с собой рюкзак и дополнительную сумку, если едут надолго.

DSC_4636.jpg

- А случалось ли вам ошибаться в сотрудниках?

В.К: Бывало, конечно. Поэтому все кандидаты проходят психологические тесты. Когда молодежь набираем, я в шутку спрашиваю, смогут ли они сутки в морге просидеть. Кто-то говорит, что да, другие воспринимают это всерьез и отвечают, что не смогут.

- А на самом деле в морг никого не отправляли?

В.К: Нет. Но надо бы...

- А зачем? Чтобы понять, не упадет ли человек в обморок при виде крови?

А.Ш: Не только крови. Мы достаем людей из воды, иногда нас вызывают на вскрытие дверей, за которыми давно лежит труп. Это не очень приятное зрелище.

- А текучка у вас есть?

А.Ш: Текучки нет, у нас стабильный коллектив.

- Зарплаты у спасателей большие?

А.Ш: У начинающих около 20-ти тысяч, далее надбавки за стаж и классность.

- Ну, не такие большие деньги, чтобы, например, в мороз или дождь бродить по лесу в поисках пропавшего человека...

В.К. Это работа спасателя, они знали, на что шли, и нытье здесь не принимается.

Каждую весну у нас проходят двухдневные семинары на выживание в лесу, тундре. Спасатели идут 20 километров на охотничьих лыжах, сами строят иглу, проводятся практические занятия по всем видам профессиональной подготовки, необходимым для выживания спасателей в экстремальных условиях.

- В каких условиях сложнее всего работать? Горы, вода или лес?

А.Ш: Вода. Это замкнутое пространство с плохой видимостью. Есть водоемы чистые, с песчаным дном, там водолаз находится в относительной безопасности. Но бывают захламленные реки с мутной водой, где можно встретить плиты, коряги, проволоку, тросы. У водолаза тоже есть ограничения по работе: если он видит, что работать, нельзя, мы ищем другие варианты. В горах летом может пойти снег, погода меняется несколько раз в день. Так что спасатель должен быть подготовлен и стрессоустойчив.

DSC_3543.jpgНа фото старший водолазный специалист Леонид Таланцев

- А если говорить о казусных случаях... Уж сколько вы сняли застрявших горшков с головы малышей! Хотя, наверное, самым неординарным был случай с женщиной, которая застряла подбородком между ванной и раковиной.

В.К: Всякое бывало... Однажды полуголый мужчина, слегка освеженный алкоголем, застрял головой в решетке на лестничной клетке, также застревали люди в форточке, выгребной яме, в батареях отопления, заковывают себя наручниками. Все и не вспомнишь.

- А кошек с деревьев не снимаете?

В.К: А вы когда-нибудь видели мертвых кошек на деревьях? Кошки рано или поздно спускаются сами.

А.Ш: Сколько случаев было — мы спускаем кошку, а она на соседнее дерево забирается. Вот и весь разговор. Недавно мы выезжали к РЦДО, там кошка сидела на дереве, а дети смотрели на нее и плакали. В таком случае отказать нельзя. Мы сняли кошку, отдали ребенку со словами "только забери ее домой".

- То есть спасатели еще и добрые?

А.Ш: Мы придерживаемся принципа гуманизма: не надо делать еще хуже, чем есть. Если есть возможность сделать лучше - делай, хуже - не надо. Мы можем эвакуировать пострадавшего, зафиксировать его, если он получил травмы, или наложить шину. При необходимости спасатель сделает искусственное дыхание. Все остальное — дело врачей. Несмотря на то, что все спасатели проходят в течение года раздел по медицинской подготовке и оказанию первой помощи, оказывать медицинскую помощь у нас права нет, даже обезболивающее сделать мы не вправе, хотя и умеем.

- А были ли такие случаи, что вы были не в силах помочь пострадавшему? Ну, упал человек в какую-то расщелину, из которой его не вытащить.

В.К: Спасатель в любом случае полезет его доставать, как бы это ни было сложно, разумеется с оправданным риском для своей жизни. Сколько людей мы доставали из колодцев, завалов, сколько собак, даже лошади были. Одна спасенная лошадь жила у нас на территории, пока хозяин не объявился.

- А вообще, у вас же сезонная работа, можно сказать? Пик происшествий на лето приходится?

А.Ш: Зимой люди или дома сидят или на лыжах катаются. А когда жарко, куда люди идут?

- На речку тонуть?

А.Ш: Да. Еще летом грибников много заблудившихся. Утонувшего иногда найти гораздо легче, чем потерявшегося. Хотя бывают, конечно, случаи, что людей уносит течением, и находят их случайно, как произошло с Полиной Мартюшевой. Ее унесло на сотни километров — от Вуктыльского района до НАО. Скорее всего, когда она утонула, ее тело прилипло ко льду, и вместе с ледоходом на льдине ее унесло далеко.

- А Ксюшу Ветошеву так и не нашли, несмотря на заявления экстрасенсов о том, что скоро она будет обнаружена. Насколько помню, победитель "Битвы экстрасенсов" Алексей Похабов заявлял, что весной ее найдут.

В.К.: Мы с Андреем Николаевичем встречались с этим экстрасенсом и он, как и многие, говорил, что девочка лежит на земле и весной ее должны найти.

А.Ш: Московские следователи, которые принимали участие в поисках девочки, сказали нам, что не сотрудничают с экстрасенсами уже десять лет, потому что в 99,9% это обман и зарабатывание денег.

А.Ш: Есть у нас еще одна женщина, но она не экстрасенс, а скорее волонтер-аналитик. Она собирает информацию от экстрасенсов о пропавших, общается с ними, а потом присылает нам обобщенные материалы.

DSC_3549.jpg

- А вообще, волонтеры больше помогают или мешают?

В.К: В Ухте осенью пропал пожилой мужчина, если помните. Тогда родственники привлекли к поискам волонтеров.

А.Ш: С волонтерами мы работаем раздельно. У каждого своя выносливость и программа в голове. Например, у нас есть спасатель-одиночка, который никогда ни с кем не ходит, работает один и показывает хорошие результаты. Он хорошо ориентируется в лесу, сам охотовед, лес знает прекрасно, а так в лесу мы разбиваемся на двойки-тройки, делим территорию на квадраты и начинаем прочесывать. Но найти человека в лесу очень сложно. Например, этим летом мы искали заблудившегося в лесах Усть-Вымского района мужчину три дня. Оказалось, что родственники нас обманули, сказав, что он не употребляет алкоголь, а в итоге выяснилось, что у него была белая горячка. Предугадать, куда такой человек пойдет, невозможно. У него возникает мания преследования, что кто-то за ним охотится, кругом враги.

В.К.: Одного "белочника" мы с льдины снимали, он по ней бегал в полуголом виде.

- А как надо вести себя человеку, который заблудился в лесу?

А.Ш: Остановиться, успокоиться и подумать. Проверить, ловит ли телефон, если в аппарате есть встроенный навигатор, попробовать сориентироваться.

- А если грибник не взял с собой телефон, что ему делать?

А.Ш: Слушать. Может быть, где-то недалеко железная дорога, и грибник услышит гудок поезда — этот звук слышен на расстоянии до 10 километров. Обычно люди сами себя загоняют и ходят кругами. Грибнику достаточно обойти дерево, и он уже теряется и не может понять, где север, а где юг. Поэтому с собой в лес необходимо брать компас. Если человек вышел к реке, скоро он дойдет до какого-нибудь населенного пункта или дороги. У нас все леса изрезаны дорогами. Это просто кажется, что вокруг нас непроходимая тайга — везде лесосеки, лесовозы, везде пилят лес.

Я часто беру своего семилетнего сына в лес за грибами. Когда мы заходим, он запоминает дорогу, а обратно уже он ведет меня.

- А как реагируют люди, которых вы спасаете?

А.Ш: По-разному. Одни благодарят, другие через пару дней забывают. Например, в районе Пажги заблудившиеся грибники три дня сидели с груздями в лесу, мы их искали двое суток. Отчасти они нам помогли себя обнаружить тем, что начали выжигать делянку. Нашли их по дыму. Некоторые торты, сладости приносят. Когда с ними чай пьем, многие обещают, что в лес больше ни ногой.

DSC_4643.jpg

- А случались ли с вами какие-нибудь запоминающиеся истории во время поисков?

А.Ш: Как-то искали человека в Усть-Куломском районе, по пути видели следы медведя, даже слышали его. Мы между собой переговариваемся, что делать-то? Бежать смысла нет. И вдруг один из нас кричит: "Медведь!". Ну, у страха глаза велики. Мы только что думали, что нет смысла от него убегать. Но бежали мы очень быстро в итоге.

- Но медведь же не будет сам нападать?

А.Ш: Просто так ни один зверь на человека не выйдет и не скажет: вот он я. Они избегают людей.

- А росомаха?

А.Ш: Как и любой другой хищник, она будет сопровождать человека, и нападет, когда он ослабеет. Например, искали в лесу мужчину - нашли. А там медведь рядом ходил, ждал.

- Это значит, что потенциально вокруг любого "потеряшки" может ходить медведь?

А.Ш: Да, он будет ходить и выжидать. Медведь же не только ягоды ест, он всеяден.

- А помните случай, когда медведь вытащил женщину-сторожа из строительного вагончика на лесной делянке - ведь сам напал?

А.Ш: Он ее не вытаскивал, а подождал, когда она выйдет сама.

- А кто-то из ваших знакомых обращался к вам за помощью как к спасателю?

А.Ш: Подруга моей соседки по даче однажды заблудилась в лесу. Она хотела набрать побольше грибов и потеряла ориентацию в лесу, уже начинало темнеть. Я попросил соседа взять бензопилу и пошуметь в лесу, параллельно вызвал спасателей, которые включили сирену. В итоге на звуки женщина вышла. Оказалось, что от дороги она ушла на 1,5-2 километра. И этого вполне достаточно, чтобы заблудиться.

В.К: Плохо, что нам не разрешают пользоваться данными геолокации (билинга) телефона. Фильмы посмотришь про полицейских — там тут же пробили, установили. Поскольку эти данные являются конфиденциальными, получить их можно лишь по решению суда. У нас на это времени нет. Хорошо бы упростить эту процедуру, которая сегодня может занимать несколько дней. Например, позвонил в ФСБ, назвал кодовое слово и получил координаты.

- А кто теряется чаще?

В.К: У нас теряются как молодые, так и пожилые люди, чаще всего это охотники и рыбаки — люди, слишком уверенные в своих силах. Охотники уверены, что они знают лес, а рыбаки думают, что хорошо знают реки и озера и что они хорошо плавают. Однажды весной к нам поступил вызов, что рыбаки перевернулись на лодке и держатся за прибрежные кусты, прося о помощи. Мы их сняли с кустов, вывезли на берег, обогрели и спрашиваем, где спасательные жилеты? А те отвечают: "В машине лежат".

DSC_4620.jpg

- Вас работа не сделала циничными?

А.Ш: Спасатель во время спасательной операции должен быть сконцентрирован на работе, а не на своих эмоциях.

В.К: Андрей, помнишь, когда машина в реку упала? Ребята кого-то вытащили, а потом между собой говорят, что еще один жмурик. Я тогда им сделал замечание, что при родственниках надо вести себя корректно.

А.Ш: Вообще, родственники обычно очень мешают при поисках. Лучше их увести подальше. Например, в Заозерье утонул мужчина. Родственники пришли к реке и начали давать нам советы, где его искать и как работать. Пошли гадалки, то-се. Жена кинула хлеб, бросила в воду, он утонул, значит, именно в том месте есть утопленник, по поверьям. А оказалось, что его унесло течением на полтора километра.

- Вот вы признались, что эта работа сделала вас более черствыми, а были ли случаи, которые даже вас не оставили равнодушными?

В.К: Когда мы вытаскивали 23 трупа из сгоревшего дома инвалидов в Подъельске, дома я уже дал волю эмоциям (плакал, жалко было старичков).

- То есть циничность — это своего рода защитный механизм, который не дает сойти с ума?

А.Ш: На работе надо уметь держать себя в руках. Потом ты можешь побыть в одиночестве, но работа — есть работа. В некоторых случаях спасателям нужна поддержка коллег и родных, чтобы не бросить все и не уйти совсем. Иногда бывает так жалко людей, что просто хватаешься за голову.

Например, мы работали на ДТП, которое два года назад произошло на трассе "Вятка". Тогда рейсовый автобус разрезало пополам. И всех, кто был внутри, тоже.

DSC_3554.jpg

- Верующими становятся на такой работе?

А.Ш: Может, кто-то и ходит в церковь, но не говорит. Но одно я знаю: видя все то, к чему может привести человеческая беспечность, спасатель в обычной жизни ведет себя осторожно. Порой начинаешь страховаться и учишься на чужих ошибках. Чтобы сделать людей более грамотными и подготовленными к возникновению непредвиденных ситуаций, все-таки нужно работать с детьми.

- Как вы считаете, уроки ОБЖ нужны школьникам? Они как-то им помогут в сложной ситуации?

А.Ш: Уроки ОБЖ нужны, но программа слабенькая, плюс нет никакой заинтересованности со стороны родителей. В большей степени во всей этой безалаберности виноваты именно они. Посмотрите на дороги: мама ведет ребенка через дорогу там, где ей удобно, а не там, где есть пешеходный переход. Ребенок смотрит на маму и в следующий раз он подумает, что так же, как и мама, успеет перебежать дорогу.

- А по школам вы ездите? Можно спасателей, к примеру, на классный час пригласить?

В.К: Конечно. Мы проводим занятия в школах, интернатах и в детских садах, часто зовут и наших собачек. Дети очень любят поисковых собак, они уже практически цирковыми стали.

А.Ш: И в летние лагеря мы ездим, но не всем детям это интересно. Мы рассказываем о способах выживания в лесу, проводим конкурсы, но некоторым современным детям интересны исключительно гаджеты. Это опять же вина родителей: чтобы ребенок не плакал, ему включают компьютер или дают в руки смартфон. Я не говорю обо всех, но в большинстве случаев ситуация именно такая. Но в любом случае, если нас зовут в школу или детский сад, мы никогда не откажем и встретимся с ребятами.

Беседовала Анастасия Маркова

Видео






Голосование

Вы сжимаете мусор, прежде чем его выбросить?
Подробнее...




Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео