К 100-летию уголовного розыска: сыктывкарские оперативники задержали "добытчика алмазов из Бразилии"

19 августа 2018 года, 15:36 | Сыктывкар
Фото МВД по Коми

"Комиинформ" продолжает совместный с МВД по Коми проект, посвященный 100-летию уголовного розыска в России. Героем этого материала стал Ровшан Турдыев, который прослужил в органах внутренних дел более четверти века.

Он боролся с расхитителями социалистической собственности, ловил воров и грабителей, выводил на чистую воду аферистов и мошенников, раскрывал убийства, изнасилования и другие тяжкие преступления. Но больше всего ему нравилось разоблачать тех, кто инсценировал преступление. Ради того, чтобы избежать гнева обманутого мужа, получить страховку за кражу, которой не было или упечь из ревности за решетку соперника…

Проездом из Бразилии

В июне 1997 года начальнику второго отдела Управления по борьбе с организованной преступностью при МВД по Республике Коми Ровшану Турдыеву позвонила приятельница. Рассказала про знакомство в кафе с бизнесменом из Бразилии Паулом Буттом. Обаятельный, интеллигентный, надушенный французским парфюмом, в пиджаке от Версаче и в дорогих ботинках произвел впечатление.

К тому же Паул оказался весьма интересным собеседником. Демонстрировал эрудицию в разных сферах жизни. Рассказал, что его бизнес связан с добычей алмазов, а в Коми приехал заняться лесом. На этом месте повествования женщина уловила какую-то фальшь. "Если человек добывает алмазы, ему из Сыктывкара бревна в целлофановой упаковке привезут каждое отдельно", - логично рассудила знакомая подполковника милиции Ровшана Турдыева.

Поступившей информацией он поделился с коллегами из УОПа – Геннадием Шулыпой, Александром Масленниковым, Виталием Кирсановым. Оперативники выяснили, что в Сыктывкаре действительно находится некий Паул Бутт, а с ним мужчина и девушка.

Когда их начали отрабатывать, оказалось, что импозантный бразилец уже успел побывать в центре занятости. Обладая яркой внешностью, обаянием и манерами дамского угодника, ему не составило труда получить доступ к данным соискателей бухгалтерских должностей. Бутта интересовали кандидаты, знавшие банковское дело. Оперативники задались вопросом: для чего?

Вызывало подозрение и то, что в гостинице "Витязь", где остановился иностранец с друзьями, арендованный номер был зарегистрирован только на девушку. А Бутт с товарищем имели статус гостей: каждый вечер приходили к подруге и оставались в номере до утра. Этот факт не был случайностью – до "Витязя" троица жила в гостинице "Центральная", где номер регистрировался тоже только на девушку. И снова у оперативников возник вопрос: почему?

Проведенные в срочном порядке оперативно-розыскные мероприятия помогли ответить на оба вопроса.

"Стало известно, что группа приехала в Сыктывкар с намерением провернуть мошенническую схему – получить в банке кредит якобы на развитие лесного бизнеса и не возвращать, - рассказывает Ровшан Раджабович. - Мы хотели взять подозреваемых с поличным, когда они придут в банк. Но, узнав, что "бизнесмены" собираются съехать из "Витязя" и поселиться в частной квартире, было принято решение задержать их в гостинице. Операция проводилась под видом проверки паспортного режима. Прошлись по номерам, посмотрели документы у постояльцев. Задержали Бутта и его товарища под предлогом, что они не прописаны в гостинице, а время пребывания гостей истекло. Привезли в отдел.

Turdyev-R.R.2.jpg

По паспорту Паул Бутт оказался гражданином не Бразилии, а Венгрии. Подельник Бутта был уроженец Еревана. А девушку, на имя которой в гостиницах арендовались номера, подельники нашли в Воронежской области.

Паспорта проверены, личности установлены. Задерживать людей на большее время, чем положено, было нельзя. Но информация о преступном умысле залетных гастролеров подтверждалась, и надо было каким-то образом вывести их на чистую воду.

Что делать? Тут коллега Р. Турдыева Геннадий Шулыпа вспомнил, что из какого-то региона поступала ориентировка по розыску лиц, подозреваемых в совершении мошенничества в отношении банка. Пересмотрев ориентировки, нашли нужную – о том, что в Ульяновской области в результате мошеннических действий банк потерял огромную сумму денег. Ульяновские стражи порядка возбудили уголовное дело, двух девушек - бухгалтеров, замешанных в афере, задержали и поместили в СИЗО. Организатора преступления – гражданина США по имени Анатолий – задержать не удалось. Его след простыл. Из УВД Ульяновской области по стране разлетелись ориентировки по розыску мошенника.

Приметы разыскиваемого ульяновскими милиционерами совпадали с приметами "бизнесмена", задержанного сыктывкарскими оперативниками. Не совпадали только имена. В Ульяновске искали Анатолия из США, а в Сыктывкаре – Паула Бутта то ли из Бразилии, то ли из Венгрии.

"Мы стали беседовать с каждым из этой троицы по отдельности, - вспоминает Ровшан Раджабович. – Выясняли, заезжали ли они в Ульяновск. Естественно, они все отрицали. В какой-то момент мы им дали возможность сесть рядом в коридоре. Бизнесмены стали говорить друг с другом на иностранном. Знавший армянский язык Виталий Кирсанов услышал знакомые слова. На фразе одного из бизнесменов "кажется, по Ульяновску мы попали" заявил: "Это наши клиенты!".

О задержании разыскиваемых сообщили в Ульяновск. Оттуда в Сыктывкар прибыла следственно-оперативная группа, которая доставила "бизнесменов" на место преступления.

В январе 1998 года в МВД по Республике Коми пришло письмо от начальника УВД Ульяновской области. Генерал-майор милиции Колесень В.И. выражал слова благодарности и ходатайствовал о поощрении сотрудников УОПа.

Как следовало из письма, "благодаря четкой организации работы вашего подразделения и проявленной при этом бдительности в Сыктывкаре был задержан гражданин Венгрии Бутт Паул. Задержанное лицо установлено как Каримян Г.Г., ранее неоднократно судимый. Документы, изъятые при нем (паспорт гражданина Венгрии, водительское удостоверение) являются поддельными".

В 1995 году в Ульяновске группа Каримяна мошенническим путем завладела деньгами банка в сумме 2 651 865 531 рубль (средняя зарплата россиянина тогда составляла 920 тысяч неденоминированных рублей) . Вовлеченные в аферу бухгалтера помогли оформить кредиты на подставных лиц. О возврате взятых космических сумм у мошенников не было даже мысли.

Аналогичное мошенничество группа планировала совершить во Владимире, намереваясь обмануть банк на 10 миллиардов рублей. Планировали злоумышленники побывать с криминальными гастролями и в Тульской области, но там что-то пошло не так, и они приехали в Сыктывкар.

У лидера группы Каримяна было несколько имен. Мошенник представлялся Валерием Махарадзе, Владимиром Лубковским, Темури Бадоевым, Анатолием Козмиди, Султаном Джевллери и уже известным нам Паулом Буттом. Паспорт, как он сам признался в ходе следствия, купил в посольстве за 120 тысяч долларов.

Многоликому Каримяну удавалось скрываться от правосудия после провернутой им аферы в Ульяновске в течение двух лет. Там он и его "коллеги" и выслушали обвинительный приговор.

Про кашу из топора и сбежавших цыплят

Будучи студентом юридического вуза, Ровшан Турдыев посещал факультатив ревизии судебно-бухгалтерской экспертизы. На четвертом курсе практиковался в качестве общественного помощника по линии БХСС (борьбы с хищениями социалистической собственности).

С удостоверениями народных контролеров, которых тогда очень боялись, студенты проверяли точки общественного питания – столовые, кафе, рестораны. Работали на объекте, как правило, втроем: один проверял варочный цех, второй – документацию у заведующей, третий шел на раздачу.

turdyev.jpg

В зоне особого внимания были студенческие и детские учреждения. Старшие наставники предупреждали добровольцев: "Куда бы вы ни пришли с проверкой, не садитесь пить даже чай. Иначе потом не отмоетесь".

"Первая проверка вышла как тот первый блин комом, - улыбается Ровшан Раджабович. – Мне и двоим моим сокурсникам дали задание проверить детский сад. Пришли на место. На плите котел с кашей томится. Нам бы дождаться конца процесса и посмотреть, из чего сварена каша, а тут Гера видит ведро с молоком и восклицает: "О, молоко! Куда оно?". "Как куда?" - спохватывается повар, берет ведро и опрокидывает в котел. Была каша из топора, как говорится, а стала из молока.

Запомнилась еще одна проверка в детском саду. В холодильнике у заведующей производством обнаружили пять тушек цыплят, которые должны были пойти на суп детям, но почему-то не пошли. Студенты-контролеры составили акт, где указали вес, количество неиспользованных тушек. Опечатали кабинет. Пришли утром, открыли холодильник, а там вместо пяти цыплят три. На вопрос: "Где еще два?" заведующая, не моргнув глазом, ответила: "А вы разве не знаете, что, хранясь в холодильнике, мясо может усыхать?". Контролеры оторопели от такой наглости: "Возможно, вес и усыхает, а количество куда усохло?".

Знания, полученные на факультативе ревизии судебно-бухгалтерской экспертизы, помогали Ровшану Турдыеву выявлять факты хищения продуктов на раз-два. Приходит, к примеру, в столовую детского сада фляга молока объемом 36 литров. На выходе по документам такой же расход. А как дело до калькуляции доходит – начинается непонятная арифметика: на стакан 200 граммов сухого кофе и 200 граммов молока. Густоватый кофеек получается!

Многие пытались обхитрить студентов-контролеров, когда те приходили к ним с проверкой. Говорили: "У нас халатов для вас нет, а на кухню без халата нельзя!". Народные контролеры-студенты знали о такой уловке и шли на проверку уже со своими халатами.

Как гвоздики дяди Миши до родного Баку довели

За годы жизни и работы в Сыктывкаре Ровшан Турдыев исколесил республику вдоль и поперек. Всех командировок не сосчитать и не упомнить. В 1982-1990 годы – в качестве следователя, а потом старшего следователя УВД. Позже – в качестве сотрудника Управления по борьбе с организованной преступностью. Еще позже – от Управления уголовного розыска.

Две поездки по служебной надобности остались в памяти навсегда. Потому что это были командировки на родину – в солнечный Баку. Первый раз из-за гвоздик, второй – по делу украденной шапки.

Оба раза, приезжая на родной берег Каспия, воспоминания накрывали душу сыщика Турдыева теплой волной. А может ли быть иначе, когда после долгих лет разлуки едешь в родные края?

Здесь, в Баку, в 1957 году Ровшан родился. Здесь окончил школу и пошел работать на машиностроительный завод имени Петра Монтина. Учеником токаря был два дня, а на третий уже работал самостоятельно. Но стоять у станка всю жизнь не собирался. Хотел учиться в Омском танковом командном училище. Отправил туда документы, еще когда был в выпускном классе школы. Однако на учебу так и не попал. Почему – ему непонятно до сих пор.

Когда Р. Турдыеву исполнилось восемнадцать, в военкомат за повесткой пришел сам. Попросился… в танковые войска, конечно. Служил в Хакасии.

После армии, в 1978-м, поступил на следственно-криминалистический факультет Свердловского юридического института, хоть конкурс и был 11 человек на место. Популярность вуза и его факультетов у молодых людей того времени подогревали фильмы про сыщиков и разведку. У Ровшана Турдыева особенно любимым был "Подвиг разведчика".

В 1982 году дипломированный специалист Р. Турдыев приехал по распределению в Сыктывкар. Хотя мог остаться в Свердловске – предлагали должность в отделе милиции, где проходил практику в следствии и в уголовном розыске. Тамошнее руководство оценило хватку практиканта. За день он умудрился найти обидчика пострадавшего, доставленного в реанимацию с распоротым животом.

Ровшан выяснил, что произошел конфликт между соседями на бытовой почве. Сделал все, как учили: опросил соседей, пришел домой к злоумышленнику и притащил в отдел. Тогда не было ни СОБРа ни ОМОНа – нарушителей буквы закона милиционеры зачастую задерживали сами.

Владение навыками рукопашного боя не раз выручали Р. Турдыева при задержании преступников. Но он всегда помнил принцип философия освоенного боевого искусства: применять приемы только в целях защиты семьи и друзей, с целью поддержания закона и правопорядка.

Turdyev-R.R.5.jpg

Именно с этой же целью – поддержания закона и правопорядка – Ровшан Турдыев вылетел в родной Баку с Александром Игнатовым, оперуполномоченным ОБХСС. Борьба со спекуляцией в конце 80-х была одним из приоритетных направлений этого отдела.

"Был в Сыктывкаре такой дядя Миша, - рассказывает Ровшан Раджабович. – Мой земляк. Держал круглогодичный цветочный бизнес. За гвоздиками ездил в Баку, покупал там по 20-25 копеек за штуку, а здесь продавал по 90. У дяди Миши было несколько торговых точек в городе".

В БХСС заинтересовались, как устроен бизнес дяди Миши. Оказалось все более, чем просто: за то, чтобы круглый год обеспечивать сыктывкарцев гвоздиками, дядя Миша платил взятки, или, как сейчас принято говорить откаты, местной администрации, контролирующим органам. Выращенная гвоздика в теплице - это газ, вода, электричество. Всем, кто давал эти ресурсы, дядя Миша платил дань. Было возбуждено уголовное дело о взятках. В связи с расследованием этого дела мы и полетели в Баку. Нам надо было найти свидетелей этого цветочного бизнеса.

"Все мероприятия по установлению этих свидетелей мы проводили под неусыпным оком представителя местной администрации и участкового полиции, - вспоминает Ровшан Раджабович. – Там эти люди всегда уважаемы и имеют большой вес в общественной среде. К тому же, в каждом селении есть старейшина, у которого тоже надо спрашивать разрешения на проведение какого-либо действия. Мы соблюли все эти условия и установили цепочку лиц, задействованных в цветочном бизнесе дяди Миши. Кто выращивает цветы, кто продает".

Дяде Мише повезло. Его дело прекратили в связи с изменением законодательства о частно-предпринимательской деятельности. Какое-то время он еще поторговал гвоздиками в Сыктывкаре и уехал на родину.

Вторая поездка Ровшана Турдыева на Родину была связана с кражей норковой шапки у сыктывкарки. Женщина заявила, что шапку украл ее знакомый из Баку, побывавший как-то по зиме у нее в гостях.

Ровшан Турдыев, приехав в поисках похитителя шапки в Баку и найдя подозреваемого, сразу отсек версию его причастности к краже. Дом – дворец, полная чаша. Этот мог бы сто шапок купить", - мелькнуло в голове опера.

Но формально все положенные мероприятия были проведены. Обыск в доме подозреваемого проходил в присутствии участкового и депутата сельского совета. Перед началом обыска подозреваемый взмолился: "Давайте хоть семью увезу подальше отсюда! Стыдно!".

Подозрения о причастности к краже с нечастного были сняты. Инцидент был полностью исчерпан, как говорится, без официального суда и следствия.

Шапку, как выяснилось потом, украл совсем другой человек. Увидел открытую дверь в квартиру потерпевшей, зашел и взял. Когда холодно стало, женщина хватилась шапки, а ее нет. Решила, что ценную вещь прихватил восточный гость.

Поработав дважды у себя на родине, Ровшан Турдыев уяснил для себя, что оперативная работа там и работа в Сыктывкаре – две абсолютно разные ипостаси. Раскрыть преступление в Баку, где сильны семейные и клановые связи, невозможно без знаний особенностей условий проживания, уклада, психологии, религиозных устоев и обычаев контингента...

С участием Р. Турдыева раскрыты десятки и сотни краж, разбоев, грабежей, мошенничеств, изнасилований, убийств. Но, как признается он сам, самое большое удовлетворение ему всегда доставляло раскрытие инсценировки преступления. "Всегда поражало то, на что человек способен ради получения материальной выгоды или спасения своей репутации", - рассуждает Ровшан Раджабович.

Были в практике Р. Турдыева истории про неверных жен и мужей. Когда, например, загулявшая жена боится гнева мужа и сообщает в милицию об изнасиловании или похищении. Или когда проворовавшийся кладовщик инсценирует кражу имущества. Или когда ревнивец подставляет соперника, обвиняя того в краже.

"Был как-то такой случай: один приревновал свою гражданскую супругу к собутыльнику и обвинил того в краже денег, - рассказывает Ровшан Раджабович. – Когда допрашивали его, плакал и божился: "Не брал! Не моя работа!". Докопались мы до истины: сожитель кинул деньги в печку, а потом сказал, что их украл гость. Не стали бы мы докапываться до сути, пошел бы человек на нары. На тот момент он был признан особо опасным рецидивистом, и ему грозил срок от четырех до десяти лет. Очередная кража – как вы понимаете, рецидив…

Turdyev-R.R.6-s-vnukom.jpg

…Говорят, бывших оперативников не бывает. Это как раз про Ровшана Турдыева. Выйдя в отставку в 2008 году с должности заместителя начальника Управления уголовного розыска, он не отрезал себя от оперативного процесса. Любой полученной информацией, которая может быть полезна в раскрытии преступления, всегда делился с бывшими коллегами. И продолжает это делать сейчас.

"В наше время было больше свободы для полета оперской фантазии, - рассуждает Ровшан Раджабович. – Нынешние сотрудники ограничены в своих действиях. С точки зрения закона они защищены, а с точки зрения оперативности работы сложнее стало. Я бы очень хотел, чтобы сегодняшние сыщики получили возможность быстроты действий. Иногда буквально минуты решают исход всего дела, на раскрутку которого ушли месяцы, а может, и годы оперативной работы..."

Комиинформ

  Рубрика: Общество
  • 2
  • 4
  • 1
  • 0
  • 3

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору



Новости mediametrix

                       
                       
                       

Видео








Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео