К 100-летию Уголовного розыска: жизнь "не по сценарию"

27 июня 2018 года, 9:30 |
Фото из архива МВД по Коми

Валерия Комышева в Сыктывкаре знают многие. И в других городах и районах Коми его имя на слуху. У одних в связи с его службой в уголовном розыске, другим он известен как автор двух книг детективного жанра, третьим – как заядлый рыбак и охотник.

В рамках подготовки очередного материала к 100-летию уголовного розыска мы планировали задать Валерию Михайловичу классические вопросы. О  том, сколько на его счету раскрытых преступлений, какое дело запомнилось больше всего, как часто помогала в работе оперская интуиция. Конечно, расспросили бы о писательском опыте и мужском хобби. Но при встрече с героем будущей публикации все пошло как-то не так. Захотелось написать о нем как о человеке, жизнь и судьба которого складывались совсем "не по сценарию". 

Паренек из аула, парижский хулиган, гражданин начальник

Валерий родился в 1958 году в лесопункте Кировской области, а вырос в одном из аулов Киргизии.  Там же с отличием окончил школу. Потом отец, уроженец Сыктывкара, перевез семью на свою историческую родину.

Мама нашего героя мечтала о том, чтобы сын после школы поступил в высшее учебное заведение и на слова о том, что он хочет быть шофером,  отвечала: "Вот окончишь университет, и становись хоть шофером, хоть шахтером!"

Поступить в вуз в Киргизии было невозможно. Предпочтение отдавали местным жителям. Все остальные могли учиться только за деньги. Бесплатным был один институт – физкультурный. Но преподавателем физической культуры Валерий себя не видел. Он мечтал стать милиционером. Почему – не знает до сих пор. Стражей порядка в роду не было, но все деды и прадеды служили в армии, один из которых – в лейбгвардии финляндского полка. Возможно, на решение повлиял популярный в то время фильм "Следствие ведут знатоки".  

Валерий приехал в Сыктывкар и подал документы в университет, но поступать не стал. Маме сказал, что экзамены провалил.

- Откуда-то я узнал, что МВД Коми АССР отправляет в Омскую школу милиции на учебу, - вспоминает Валерий Михайлович. - Пошел в министерство, чтобы попросить направление. Подхожу к крыльцу. Выходят офицеры. Для меня, 16-летнего парня из аула, они были небожителями – в хромовых сапогах, лощеные, наодеколоненные. Я побоялся даже в фойе зайти, не то, что к кому-то на прием попроситься. Вспомнил про свое плохое зрение, из-за чего и спорт бросил…

Оставив мечту о службе в милиции, Валерий устроился в ПАТП автослесарем. Семья Комышевых жила в местечке Париж. Вскоре парень оказался в поле зрения милиционеров, но вовсе не как кандидат на службу. Как хулиган. Парижские ребята были не из робкого десятка, а чтобы укротить их пыл, многих ставили на учет в милиции. Не миновала эта участь и нашего героя.

Когда в конце мая 1976 года Валерию исполнилось 17, он решил покорить Москву. Взяв с собой друга, поехал в первопрестольную с целью поступить куда-нибудь на учебу, а если не получится – устроиться на работу.  

В Москве нашел родного дядю. Он учился в институте аэронавтики, картографии и землеустроения и собирался ехать на практику. Валерий захотел было попробовать себя в этом деле и предложил дяде взять его с собой. Тот отказал племяннику: "Езжай домой к папе с мамой! Это не твое!".

Возвращаться в Сыктывкар Валерий не думал. Попросив денег у дяди, поехал с другом в Омск, где учились в вузах три одноклассника по киргизской школе. Один в мединституте, двое – в политехе. Встреча школьных товарищей закончилась растратой всей имевшейся наличности.  "Мы варили лапшу, разогревали на маргарине и всей комнатой ели", - вспоминает Валерий Михайлович.

Поинтересовавшись планами товарища, одноклассники посоветовали ему попробовать поступить в Омский университет.

До вуза Валерию пришлось идти несколько километров пешком. В кармане не было даже пяти копеек на автобус. Дойдя до университета, "Ломоносов" решил подать документы на исторический факультет. Записался на краткосрочные подготовительные курсы. На одном из занятий к Валерию подошла женщина лет тридцати со словами: "Мальчик, пойдем покурим!". 

Новая знакомая расспросила парня, откуда  он, на какой факультет собрался поступать. "В вашем городе проездом, буду поступать на истфак а вообще хотел на юридический попробовать", - ответил Валерий. 

Женщина посмотрела на Комышева как на сумасшедшего и не сказала, а отрезала: "На юридический - без вариантов! Там набирают три группы, одна из которых – рабфаковцы, две другие – по блату. Даже если сдашь на все пятерки, все равно не поступишь. Поступить на исторический шансов тоже  примерно ноль". Посоветовала Валерию подать документы на филфак, а потом, если что, перевестись на другой факультет.

Комышев прислушался к совету. Но, как оказалось, даже на филфак был очень высокий проходной бал. Получишь тройку – до свидания.

Выбирая тему сочинения, Валерий остановился на "Патриотизме в советской литературе". В качестве эпиграфа взял строки из стихотворения Игоря Кульчицкого: "Гвозди бы делать из этих людей, в мире бы не было крепче гвоздей!"

Регламент для написания сочинения – четыре часа и пять страниц текста. Наш герой написал меньше, чем положено, поэтому надежды на хорошую оценку не было. Однако каково было удивление абитуриента Комышева, когда он узнал, что из всего потока в 400-500 человек он и еще несколько счастливчиков получили четверки. Пятерок не было вообще.   

Русский язык и литературу Валерий сдал легко. Школа в киргизском ауле была очень сильная. Историю вообще не боялся, потому что знал ее лучше, чем школьный преподаватель.

Были проблемы с английским.

- После четвертого класса надо было выбирать, какой язык учить, - рассказывает Валерий Михайлович. - Я хотел немецкий. Но пришел директор школы и сказал: "Немецкий язык будут изучать только немцы,  а лезгины, аварцы, даргины и остальные - английский". С англичанками у нас трудности были. Приезжает она учить детей в школу, а через несколько месяцев уже беременная. Южане – народ горячий, сами понимаете.

На вступительный экзамен по английскому Комышев пришел, заучив наизусть, как пластинку Битлз, топики. Это такие обязательные рассказы на определенную тему, например, "24-й съезд партии", "Моя школа", "Моя биография".

Преподаватель Роза Львовна послушала Комышева, посокрушалась над произношением и поставила четыре балла. 

Валерий стал студентом филологического факультета.  Получал стипендию 40 рублей. Кроме этого работал -  разгружал вагоны и получал за это деньги.  "Я договорился, что все пульмоны с цементом – это мое, - рассказывает Валерий Михайлович. - После такого калыма еще три недели плевался  цементом, но зато какие были деньги! 40 рублей за одну разгрузку! Конечно, такой калым был не каждый день. Родители тоже очень помогали. Втихаря друг от друга посылали мне деньги: папа – от мамы и мама – от папы.  Как пришлют деньги на кожаный плащ - общага гудит. Жили красиво".

Студенческая жизнь филфаковца Комышева продлилась полтора года. Неуемное сердце просило свободы. И любви! А потому в 18 лет Валерий реализовал свое конституционное право – женился. Срочно! Университет был заброшен. Семейная жизнь тоже не получилась. В статусе супруга молодой человек пробыл совсем недолго.  

В 1980 году началась новая страница в жизни нашего героя "не по сценарию". В одно из исправительно-трудовых учреждений требовались работники. 21-летний Валерий Комышев, взяв академический отпуск в университете,  устроился на должность инженера по организации труда в колонию общего режима. Так он узнал, что такое знаменитые омские лагеря.

Подполковник Трубников завел Комышева в отряд из двухсот зеков. "Вот ваш начальник!" - представил он Валерия. Показал рабочий кабинет в бараке. 

Начались трудовые будни в колонии. Персонал обращался по имени-отчеству, осужденные, как принято, "гражданин начальник".  

Komyschev-V.M.-foto.jpg

"После тюрьмы вам прямая дорога в уголовный розыск"

Прослужив в колонии два года, в 1982 году Комышев вернулся в Сыктывкар. Женатый вторично. Мама настаивала на своем: "Сначала университет – потом все остальное!". Валерий перевелся в Сыктывкарский университет. Несмотря на то, что в Омске  отучился всего полтора года, тут взяли сразу на третий курс после сдачи нужных экзаменов.

И снова не до учебы. Сердце по-прежнему просило свободы и любви. Декан филфака Александр Игушев проникся к Комышеву симпатией и порой закрывал глаза на некоторые вольности талантливого студента. Вольности заключались в пропуске занятий.

Ну где взять время на учебу молодожену и аттестованному сотруднику пожарной части, куда Валерий устроился по приезду.

А тут еще масла в огонь подлил один из его друзей. Оказавшись в одной компании с преподавательницей университета, товарищ пошутил: "У вас есть такой студент Комышев? Осторожно, он в комитете работает!".

Учеба в вузе растянулась на несколько лет, но диплом выпускника филологического факультета Валерий получил. Мамина мечта сбылась!  

А когда он еще учился, в университет пришел запрос из МВД на него как на кандидата на службу. Поскольку подбор кадров в советские времена осуществлялся долго и по принципу "свой – чужой", Комышев оказался своим. Он подходил по всем характеристикам для службы в органах внутренних дел. Валерия пригласили в МВД для обсуждения вопроса о трудоустройстве.

Комышев хотел в политотдел. Но на свою  просьбу он услышал ответ: "Никаких вам политотделов с вашим филологическим образованием! После тюрьмы вам прямая дорога в уголовный розыск! И светят вам в Свердловске высшие курсы по линии уголовного розыска!"

Валерий их окончил. Отучился в милицейской академии. И успокоилось его сердце. Профессиональный выбор был сделан.

Службу Комышев начал в 1985 году "с земли" рядовым опером в определенной части города. Через год Валерий Михайлович стал старшим опером, а через три года был переведен во второй убойный отдел Управления уголовного розыска, которое возглавлял Эдуард Михайлович Забоев, а потом - Александр Иванович Кирушев. Начальником второго убойного отдела был Николай Иванович Коюшев.

Комышев работал так, как работают все опера уголовного розыска – без выходных и проходных. По 25 часов в сутки. По 200 с лишним дней в году  был в командировках. Воркута,  Инта, Усинск…

В каждом командировочном удостоверении, которое Валерий Михайлович сам себе же выписывал, в графе "цель командировки" он указывал одну фразу – "помощь в раскрытии убийства".

- Я ехал и возглавлял группу, которая занималась раскрытием преступления на месте, - вспоминает Валерий Михайлович. - На бытовые убийства, когда вот он нож, вот он преступник пьяный лежит, а вот он труп, мы не выезжали. Мы выезжали на убийства, которые не раскрывались, где надо было упереться и подумать.

Об опыте работы оперативников уголовного розыска в Коми знали далеко за пределами республики.

-Как-то в министерство пришло приглашение в Минск - на совещание старших оперуполномоченных по особо важным делам, - рассказывает Валерий Михайлович. – Там надо было представить научную работу, чтобы поделиться опытом с коллегами из других регионов. Александр Иванович Кирушев дал мне отчет УУР МВД по убийствам за 5 лет со словами: "Вот это твоя научная работа". Мое выступление на совещании произвело впечатление. Нам было что сказать. На конец года мы оставляли нераскрытыми всего от двух до четырех убийств. Всего! А в год их совершалось более 200-300. Раскрываемость была  почти стопроцентная. На следующий год мы и эти два-четыре убийства раскрывали. Появлялись другие нераскрытые 2-4, которые мы тоже потом раскрывали. Мы были одними из лучших по раскрываемости убийств в Советском Союзе.

История одного убийства, которого не было

Как мы ни пытались уйти от темы раскрытых преступлений, а без этого не обошлось. Валерий Михайлович поведал-таки одну историю, заранее обозначив границы: "На этом и закончим!".   

В Ухте была убита молодая женщина Елена Габович.  Поздним зимним вечером пошла провожать сестру с женихом, которые были в гостях. Села с ними в такси и домой не вернулась. Через какое-то время труп Елены обнаружили на окраине Ухты рядом с фермой.

В Ухту выехала следственно-оперативная группа, которую возглавил майор милиции Виктор Зленко. В группу вошли трое оперуполномоченных -  Валерий Комышев, Владимир Булыгин, Анатолий Темников.

По делу знали совсем немного: женщина находилась в состоянии алкогольного опьянения, накинув пальто, села в машину зеленого цвета. Домой не вернулась. Марка машины, номер, маршрут следования – ничего неизвестно. О технических возможностях, какие есть в потенциале нынешних сыщиков, можно было только мечтать.

В расследовании резонансного преступления кроме  оперативников уголовного розыска были задействованы сотрудники ГАИ, участковые, специалисты других служб. Началась кропотливая работа, в которой отрабатывалась каждая деталь, каждый факт, - все, что могло бы пролить свет на установление обстоятельств преступления и на лицо, совершившее его.

Вычислить и задержать человека, который подвозил Елену в тот роковой зимний вечер, удалось только через полгода.   

Руководитель группы Виктор Зленко работать с подозреваемым доверил Валерию Комышеву. Выбор был сделан неслучайно: именно с Комышевым пошел на контакт таксист.  

- Работал с подозреваемым с утра до вечера, - вспоминает Валерий Михайлович. -  Этапировал его в Сыктывкар. Покупал десять пачек чая, пять пачек сигарет – и в камеру. Вопросы, расспросы, беседы, разговоры официальные и по душам. Все было бесполезно. Не кололся. Говорил одно и то же: "Да, я ее подвозил. Да, предложил вступить в половую связь, но она забрыкалась и выскочила из машины и куда-то убежала. Я уехал. Не убивал".

Таксист был вовсе не законопослушным гражданином. Его задержали за кражу аккумулятора. А потом задержанный стал подозреваемым в умышленном убийстве Елены Габович. Все приметы, установленные оперативно-следственной группой, указывали на причастность таксиста к убийству женщины.     

Комышев работал с подозреваемым год. Но тот как заведенная пластинка твердил одно и то же: "Подвозил, но не убивал".  

- В какой-то момент начал сомневаться в правильности своих действий, - рассказывает Валерий Михайлович. – Что-то шло не так. Перечитал материалы судмедэкспертизы, заключение которой сводилось к тому, что Лена умерла от кровопотери и переохлаждения в результате нанесенных 47 ножевых ранений. Я обратил внимание на то, что все  проникновения на теле женщины – глубиной сантиметр-полтора. Что это за клинок и как им можно тыкать и не проткнуть насквозь? Как его удержать в руках? 

В. Комышев снова приехал в Ухту, чтобы задать появившиеся вопросы  судмедэкспертам. А до того пообщался с секретаршей в неофициальной обстановке. Букет цветов, ужин в ресторане и оперативное чутье сделали свое дело. В приватной беседе девушка призналась, что у пожилого судмедэксперта, проводившего экспертизу ран погибшей Лены, очень плохое зрение. Оперативник был обескуражен: как эксперт, у которого один глаз не видит на 90 процентов, а другой – на сорок, может  исполнять свои служебные обязанности?

По возвращении в Сыктывкар Валерий Комышев пришел к начальнику УУР Александру Кирушеву и доложил о результатах поездки в Ухту. Заявил о необходимости провести эксгумацию трупа повторную экспертизу.

Внимательно изучив материалы вскрытия, коллегия судмедэкспертов дала конечное заключение: все 47 проникновений на теле Елены Габович – это не колото-резаные раны, нанесенные ножом, а… собачьи укусы. Уголовное дело, возбужденное в отношении таксиста по статье "Убийство", было прекращено за отсутствием состава преступления. Год, проведенный фигурантом в изоляторе, был "засчитан" по делу о краже аккумулятора. 

…Кроме службы в убойном отделе УУР в карьере В. Комышева есть еще работа в должности начальника уголовного розыска Инты. О том, как служилось Валерию Михайловичу в этом качестве, он мог бы рассказать много и, несомненно, интересного. Но наш уговор не вспоминать о  раскрытых преступлениях не нарушался. 

Komyschev-foto2(1).jpg

О том, как в оперативнике филолог проявился  

Выйдя на пенсию в звании майора, Валерий Михайлович вспомнил про филологическое образование и решил попробовать себя в роли писателя.

- Мне было интересно, смогу ли написать детектив так, чтобы заинтриговать читателя, - говорит наш герой. – Тогда, в конце 90-х, был бум на детективные романы. Публиковались все, кому не лень. Я начитался разных авторов, и мне еще больше захотелось написать книгу - про будни рядовых оперов уголовного розыска. 

Сюжетов о работе милиции в голове В.Комышева было достаточно. Из личного опыта, из опыта коллег.  

Первая проба пера, по признанию Валерия Михайловича, оказалась тем самым первым блином, который обычно выходит комом. Получился не художественный слог, а милицейский протокол. Но филолог Комышев, который в свое время защитил диплом на тему "Синтаксические особенности поэтического языка Анны Ахматовой", в тот момент все-таки пересилил опера Комышева, защитившего второй диплом на тему "Особенности агентурной разработки лиц, совершивших убийства в условиях свободы и ТУ".

В итоге на свет появилась повесть о сотруднике милиции оперативнике Сухневе и его сослуживцах, которые просто очень любят свое дело, несмотря на издержки, которые есть в любой профессии. Главный герой и другие персонажи книги наделены такими профессиональными и человеческими качествами, которые свойственны большинству оперативных сотрудников уголовного розыска. Оперская хватка, интуиция, чутье, прозорливость, настойчивость…

К профессиональной терминологии у Валерия Комышева особенно трепетное отношение. "Журналисты могут себе позволить сказать, что уголовные дела открываются и закрываются, - рассуждает Валерий Михайлович. – А так говорить нельзя, потому что уголовные дела возбуждаются, прекращаются, приостанавливаются и продлеваются".  

При создании сюжета книги автор мог позволить себе некоторые послабления. Например, ему вовсе не обязательно было ехать в Пермь для того, чтобы узнать, есть ли там улицы Ленина и Мира. Такие улицы в Советском Союзе были в каждом большом городе. А вот перед тем, как описывать события, происходившие в московской гостинице "Россия", автору пришлось съездить в Москву, снять номер и забраться на двенадцатый этаж, чтобы посмотреть панораму мегаполиса. Именно на этом этаже "России" жил его герой Сухнев. И автору важно было знать, что мог увидеть из окна подполковник, что услышать и какие у него были ощущения.

Использование в повести профессиональной терминологии, зэковского сленга говорит о том, что автор знает не только тонкости работы правоохранительных органов, но и специфика преступного мира ему понятна.

Повесть "Малява с зоны" была издана в 2000 году московским издательством тиражом 10 тысяч экземпляров. А до того опубликована в журнале "Арт", главный редактор издания Галина Бутырева отметила тогда, что в республике появился мастер детективного жанра. Название повести изначально было другим – "Преступление, которого не было". Но издатели посчитали, что оно не такое броское и переименовали произведение.

В 2002 году вышла в свет вторая повесть с не менее ярким заголовком – "Честь вора". Первоначальное название произведения тоже было другим – "Долги, которые нужно отдавать". Автор не возражал против изменения названия книги. Главное, что сохранены стиль изложения и сюжет.

Многие из тогдашних авторов делали главными героями своих произведений криминальных авторитетов. Милиция выставлялась сплошь коррумпированной. В. Комышев в противовес дешевым сюжетам на потребу дня рассказал в своих книгах о коллегах – операх, которые работали на износ днем и ночью, талантливо раскрывали самые запутанные и резонансные преступления – убийства, изнасилования, грабежи... 

Такие преступления, убежден Валерий Михайлович, не раскрываются одним человеком, каким бы умным и талантливым он ни был.

- Это работа целой команды, где каждый вносит свою лепту: следователь, оперуполномоченный, участковый, специалисты узкого профиля, - рассуждает Валерий Михайлович. – Я рад, что многие бывшие сослуживцы в героях моих произведений узнали себя…

Комиинформ

  Рубрика: Общество
  • 1
  • 2
  • 0
  • 1
  • 6

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору



Новости mediametrix

                       
                       
                       

Видео

Интервью

Андрей Крикуненко
Исполняющий обязанности министра строительства и дорожного хозяйства Республики Коми







Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео