К 100-летию Уголовного розыска: Расследование воргашорской резни

20 апреля 2018 года, 9:15 | Воркута

В раскрытии убийства семьи Шубиных, совершённого в марте 1993-го, были задействованы сыщики Воркуты, Сыктывкара, Москвы и Санкт-Петербурга. Преступление вызвало большой общественный резонанс, поэтому ход его расследования взял на личный контроль не только глава МВД России Виктор Ерин, но и президент страны Борис Ельцин.

1993 год - время экономических ре­форм в России, спада производства и острейшего дефицита товаров. На этом фоне стремительно вырос уровень пре­ступности. В марте того года криминаль­ная хроника пополнилась ещё одним жутким случаем. В шахтёрском воркутинском посёлке Воргашор зверски убили семью местных жителей."Комиинформ"продолжает совместный с МВД по Коми проект, посвященный 100-летию уголовного розыска в России.

Замурованные

Погибший Виктор Шубин был добро­душным человеком, трудившимся на­чальником участка на шахте "Воргашорская". Его супруга Наталья и сын Сергей работали там же. Дочь Вика училась в школе. Семью в городе уважали.

Коллеги забили тревогу, когда Шубины не вышли на работу. Родственники попытались прийти домой, но дверь никто не открыл. Телефон не отвечал.

- 13 марта 1993 года племянник Шубина попросил помощи у пожарных и по предоставленной ими лестнице через окно проник в жилище, - вспоминает Юрий Климовицкий, в то время - заместитель начальника ОРБ службы криминальной милиции республиканского МВД. - Силь­ный трупный запах чуть не сбил его с ног…

В квартиру Шубиных направили воркутинских оперативников. Перед ними предстала леденящая душу картина… Полнейший разгром: преступники что-то искали. Тела жильцов обнаружили в ван­ной комнате, которую пришлось вскры­вать. Щели между дверью и косяком были заделаны пластилином и замазкой, а вентиляционное отверстие - алебастром.

Членов семьи вначале задушили, затем каждому из них перерезали горло.

На персональном контроле

Через час в кабинете министра вну­тренних дел республики Евгения Трофи­мова началось оперативное совещание, на котором присутствовало всё руковод­ство управления УГРО. По его итогам в Воркуту направили специальную опера­тивную группу под руководством перво­го замминистра Ивана Пуртова. Ему в помощники выделили Юрия Климовицкого и замначальника криминальной милиции воркутинского ГОВД Сергея Войновского.

Из ГУУР МВД России прибыла специ­альная бригада опытных сыщиков, ра­ботало несколько групп, состоящих из оперативников ряда регионов страны. В Воркуту был командирован специальный взвод ППС республиканского МВД, при­нявший активное участие в проведении оперативно-разыскных мероприятий.

В раскрытии дерзкого убийства задей­ствовали сотрудников подразделений по борьбе с организованной преступностью. Свой вклад внесли и бойцы ОМОНа - мо­сковского, воркутинского и питерского. Их силами посёлок полностью закрыли.

Под прицелом

Все участники оперативно-следствен­ной группы работали не менее 15 часов в сутки. При опросе жильцов дома выясни­лось: за несколько дней до обнаружения трупов соседка снизу слышала скрип и приглушённые крики. Больше свидетелей не нашлось.

Из квартиры похитили телевизоры, им­портную бытовую технику, охотничье ру­жьё с патронами, ценные вещи, одежду и посуду.

Дорогостоящими товарами в то время рассчитывались с шахтёрами по бартеру. Часть угля, отгружаемого за границу, об­менивалась на автомобили и импортные вещи. Всё это продавалось горнякам по цене в разы ниже рыночной стоимости. Накануне, как оказалось, Виктор Шубин получил талон на право приобретения ав­томобиля ВАЗ-21093, который он продал за два миллиона рублей.

Из воспоминаний Сергея Войновского: "На момент расправы бушевала сильная снежная буря, автотранспорт подогнать к дому было практически невозможно. Значит, преступники должны проживать поблизости. Помню, как седовласый руководитель группы сыщиков из МУРа произнёс: "Здесь они где-то. Чувствую это своим нутром, я старый охотник, а они - загнанные волки, попробовавшие человеческой крови".

Убийство было совершено с особой жестокостью. Не исключалось, что пре­ступники находились в неадекватном состоянии, возможно, под действием наркотиков.

Очевидно, что убийство совершили единственно с целью ограбления. Сы­щики предполагали: на него пошли либо лица из числа знакомых Шубиных, либо люди, попадавшие в поле зрения мили­ции или же отслужившие в Афганистане.

Проверяли всех подозрительных граж­дан в Воргашоре и Воркуте. Сравнивали дактокарты с отпечатками пальцев, обна­руженными в квартире убитых. Омоновцы досматривали машины. Под особый при­цел попали и скупщики краденого, и работники комиссионных магазинов.

1.jpg

Ложная зацепка

Кадыр Липатов оказался в поле зрения оперативников и следствия почти сразу.

- Он проживал неподалёку от убитых, состоял на учёте как наркоман. У него было трое друзей. Первоначально эта группа особого подозрения не вызывала, но её всё равно решили детально отработать, - вспоминал позже Сергей Войновский.

Впервые сыщики пришли к Липатову на девятый день после убийства. Искали наркотики, оружие, но ничего не нашли. Обнаружили, что дверь одной из комнат закрыта. Липатов объяснил: это комната матери, которая уехала к брату, а ключи не оставила. Милиционеры приходили ещё не раз, вызывали на допросы… Но не за что было зацепиться.

Однажды в местное отделение милиции доставили двух жителей Воргашора: пара сожителей состояла на оперативном учёте. При исследовании обуви задержан­ного эксперты-криминалисты выявили ряд признаков, указывающих на её схо­жесть со следами обуви, оставленными в квартире Шубиных. Мужчину проверяли на детекторе лжи. Казалось, преступле­ние вот-вот будет раскрыто. Но причаст­ность этого человека к убийству не под­твердилась. Поиски продолжились. Одну опергруппу сменила другая, которую воз­главил начальник УУР республиканского МВД Александр Кирушев.

Круг сужался. Подозрение всё больше падало на Кадыра Липатова и его друзей. Но после того как он установил в своей квартире металлическую дверь, сомне­ний в его причастности к убийству прак­тически не осталось. К тому же один из источников сообщил: употребив нарко­тики и спиртное, безработные Липатов и его товарищи сорят деньгами.

Смертельная развязка

В конце марта министр Евгений Трофи­мов сам выехал в Воркуту, на месте контролировал ход следствия.

13 апреля 1993 года - через месяц по­сле обнаружения тел погибших - руко­водитель СОГ направил в квартиру Липатова оперативников для задержания подозреваемого.

В это время Евгений Трофимов, Алек­сандр Кирушев и следователь прокура­туры Юрий Мартышин ожидали вестей в кабинете. И вдруг слышат по рации: "Стреляют!"

Приехав на место задержания Липа­това, застали картину: металлическая дверь вскрыта, в комнате на полу лежит хозяин, который покончил с собой, вы­стрелив в рот из обреза винтовки.

В его квартире обнаружили вещи, по­хищенные у Шубиных. Товарищей Липатова - Боренкова, Орлова и Созыкина - сразу же задержали. Все трое сознались в убийстве семьи.

По полученным от Созыкина показани­ям следователи обнаружили в тундре за посёлком обувь и одежду, в которой ду­шегубы совершали убийство. Так было раскрыто преступление, вско­лыхнувшее всю страну.

2.jpg

Мотив, как и предполагалось, был исключительно корыстный. Злодеи решили пополнить карманы лёгкими деньгами: "потрясти" кого-нибудь из шахтёров. Те получали в то время по 250 тысяч рублей в месяц. Да ещё становились обладателями супердефицит­ных товаров. Знали злоумышленники и о том, что Сергей Шубин собирался же­ниться и откладывал деньги на свадьбу. Всё это стало смертным приговором для целой семьи.

9 марта 1993 года бандиты собрались в квартире Липатова, где подготовились к преступлению. Взяв с собой нож, верёвку, пластилин и замазку, отправи­лись к Шубиным. Дома застали только Вику и Сергея, который знал Липатова, поэтому и открыл дверь. Зайдя в квартиру, отморозки избили Шубина-младшего, связали его и сестру, стали требовать деньги.

Сергей рассказал, что под паласом лежит тысяча долларов, отложенных на свадьбу. Вечером домой вернулась мать. Попав в квартиру, была связана. Вскоре схватили и вернувшегося с работы отца. Несколько часов преступники издевались над связанными жертвами, после чего за­душили, а для верности ещё и перереза­ли горло.

В июне 1994 года Судебная коллегия Верховного суда Республики Коми приго­ворила Созыкина к исключительной мере наказания. Орлов получил 13 лет лише­ния свободы с конфискацией всего иму­щества. Боренкова приговорили к трём годам лишения свободы.

По делу Шубиных прошли 40 свидете­лей, 22 из которых были опрошены в суде. Важно, что во время раскрытия убий­ства проводился комплекс оперативно-разыскных, в том числе и литерных меро­приятий. Попутно сотрудники ведомства ликвидировали несколько ОПГ, раскрыли сотню преступлений, изъяли большое количество наркотиков.

 

Комиинформ

  Рубрика: Происшествия
  • 12
  • 1
  • 12
  • 2
  • 2

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору

Видео








Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео