Шокирующая циничность: Убийца 12-летней школьницы пришел на ее похороны и даже нес крышку гроба

5 апреля 2018 года, 11:00 | Ухта
Фото из архива МВД

"Комиинформ" продолжает совместный с МВД по Коми проект, посвященный 100-летию уголовного розыска в России. В ноябре этого года минет 32 года после страшной трагедии в Ухте, когда была изнасилована и убита 12-летняя школьница. К зверскому преступлению оказался причастен знакомый семьи, который лишив мать ребенка, цинично выражал ей соболезнования на похоронах и даже нес крышку гроба.

Без следа

Лена Бонина (фамилия изменена) – ученица шестого класса школы № 21 города Ухты. Училась Лена хорошо. После занятий посещала музыкальную школу. Была дружелюбной и жизнерадостной девочкой.

14 ноября 1986 года – пятница. Распорядок Лены в этот день был несложным: утром – в школу, вечером – в музыкалку. Занятия игрой на фортепиано обычно заканчивались около 18 часов. Лена самостоятельно добиралась до кружка и возвращалась обратно, несмотря на то, что музыкальная школа находилась неблизко. Приходилось ездить на автобусе. Дорога занимала не более двадцати минут. Лена была ответственной, если задерживалась, обязательно предупреждала своих родителей.

Но в тот день все случилось иначе. Вернувшись домой, родители увидели в прихожей нотную папку Лены. Но где она сама? До восьми вечера родители не паниковали, но когда стрелка часов перевалила за 20:00, они забеспокоились. Мать и отец пошли к школьным подругам дочери, но никто Лену не видел. Поиски продолжались до глубокой ночи…

Утром следующего дня в отдел милиции поступило заявление о пропаже 12-летней Лены Бониной. В рамках розыскного дела сотрудники уголовного розыска начали поиск пропавшей. К слову, искали Лену, что называется, всем миром – знакомые, учителя, неравнодушные горожане. Но девочка исчезла бесследно…

– В поисках школьницы были задействованы не только сотрудники милиции, но и военнослужащие, дружинники, рабочие предприятий, – вспоминает Юрий Ксендзов, который в 1986 году был старшим оперуполномоченным уголовного розыска ОВД Ухты. – Искали везде – в заброшенных строениях, на чердаках домов, в парках и даже в лесу.

Спустя три дня было возбуждено уголовное дело по статье умышленное убийство (ст. 103 Уголовного кодекса РСФСР). Из МВД Коми АССР в Ухту для поиска Лены Бониной были направлены опытнейшие сыщики – старший оперуполномоченный УУР Константин Баранов и начальник отделения по раскрытию убийств Николай Коюшев.

Страшная находка

Шансов найти Лену живой практически не было, но следственно-оперативная группа все равно не прекращала поиски. Оперативники опрашивали всех – знакомых, соседей, друзей. Всех, кто мог даже случайно видеть Лену в тот злополучный вечер.

Из воспоминаний Анатолия Рудого (в 1986 году сотрудника угрозыска Ухты): "Мы стали проверять дачи, гаражи, промышленные зоны. Весь город стоял на дыбах. Все только об этом и говорили".

Горожане не только принимали активное участие в поисках, но и внимательно следили за действиями правоохранителей, передавая из уст в уста информацию о том, что делают сыщики для поиска пропавшей. Обсуждали и то, какие дачи и гаражи уже проверили, какие предстоит.

И вдруг в отдел милиции поступило сообщение от работника предприятия "Стройиндустрия": на обочине автодороги Ухта ­– Дежнево найдено тело. Это было 26 ноября 1986 года.

На место незамедлительно выехала следственно-оперативная группа. Увидев тело, правоохранители сразу поняли, что это была Лена Бонина. На ней была ярко красная куртка с белым искусственным мехом, джинсы и сапоги. Все, что было на девочке в день исчезновения.

Поза, в которой лежала Лена, свидетельствовало, что на обочине дороги тело оказалось не случайно. Из протокола осмотра места происшествия: "труп лежит лицом вниз, руки согнуты в локтевых суставах, поджаты под живот…Труп промерзлый, на ощупь твердый, как камень…".

Это означало одно – Лену убили… И убийца где-то рядом… Страшная находка, как бы это ужасно ни звучало, была большой удачей для оперативников по раскрытию преступления.

Из воспоминаний старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска ОВД Ухты Николая Лежнина: "На одежде убитой были куски грунта и опилок. Кроме того, на куртке имелся отпечаток какого-то рисунка в виде квадратиков. Было понятно, что тело некоторое время находилось либо на даче, либо в гараже".

В последующем все это станет вещественными доказательствами в деле по убийству. А пока сыщики искали изверга, расправившегося с девочкой, которая, как было установлено, перед смертью была изнасилована.

– Было выдвинуто несколько версий, – вспоминает Н.Лежнин. – Первая – преступление совершено на сексуальной почве ранее судимым. Вторая – серийный убийца. Третья – лица, имеющие психические отклонения. Были у нас в Ухте случаи, когда такие граждане выходили на своеобразную охоту. Подлавливали на улицах детей и стукали их молотком по голове. Четвертая – это мог быть автовладелец. Поскольку труп найден на дороге. Пятая – так называемые гастролеры, приезжие граждане. Ну и, конечно, нельзя было исключать версию о том, что преступление мог совершить кто-то из знакомых семьи Бониных.

Зацепка

К раскрытию преступления и розыску убийцы было привлечено очень много людей: сыщики, следователи прокуратуры, участковые и так далее. Были созданы группы, каждая из которых отрабатывала свою версию.

В составе группы, которая отрабатывала авто-, мототранспорт, был Н.Лежнин. Этой версии было уделено особе внимание, поскольку появился необычный свидетель.

– Крановщица предприятия, возле которого было найдено тело Лены, рассказала, что утром 26 ноября она видела большую грузовую машину - самосвал, который что-то выгружал, – вспоминает оперативник. – Со слов женщины, она отчетливо видела, что из кузова выпало что-то красное.

Сыщики зацепились за эту информацию, поскольку Лена была в красной куртке. Чтобы проверить показания, оперативники поднялись в кабину крана. И действительно, место, где нашли тело, было видно, как на ладони…

Из воспоминаний Н.Лежнина: "Мы проверяли все большегрузные машины, причем не только в Ухте. По всей республике. Отработали не менее 500 транспортных средств. Беседовали со всеми водителями. С учетом того, что на одной машине работали по три водителя, несложно представить, сколько людей было опрошено".

Но эта версия, как и другие, не находила своего подтверждения. Из воспоминаний Виктора Зленко (в 1986 году   старший оперуполномоченный по особо важным делам управления уголовного розыска МВД Коми АССР): "Пока мы вычисляли убийцу, было раскрыто огромное количество других преступлений – разбоев, грабежей, краж…"

С каждым днем оперативники склонялись к тому, что к преступлению причастен человек, которого Лена хорошо знала и доверяла ему. Тогда стражи порядка решили провести еще один поквартирный обход. Причем не только всех домов в том районе, где жила семья Бониных. Опрашивали жильцов домов, расположенных по пути следования девочки из музыкальной школы. Вновь и вновь сыщики задавали людям вопросы: чем они занимались вечером 14 ноября, видели ли девочку в красной куртке?

Следственно-оперативная группа работала круглосуточно. Информации было очень много, но она никак не выводила сыщиков на след убийцы. Показания свидетелей проверялись и сравнивались. Несколько человек в разговоре с оперативниками назвали фамилию Васильченко.