Погоны по наследству: Общий стаж полицейской династии Селивановых-Чуркиных составляет около 300 лет

4 апреля 2018 года, 16:50 |
Фото из семейного архива Селивановых-Чуркиных

Сохранение и приумножение традиций, преемственность накопленного опыта является краеугольным камнем любой профессии, тем более, если речь идет о такой социально значимой профессии, как сотрудник полиции. Майор полиции Кирилл Чуркин с детства знает все трудности полицейской работы. Ярким примером самоотверженного служения Родине для Кирилла Чуркина стали его отец Константин Кириллович Чуркин и дед Владимир Дмитриевич Селиванов, которые посвятили свою жизнь защите правопорядка. Вообще в органах внутренних дел Республики Коми в разное время, начиная с 1944 года, служили и служат 17 представителей династии Селивановых-Чуркиных. Общий милицейский стаж семьи составляет около 300 лет. Материал публикуется в рамках проекта "Комиинформа" "Трудовые династии"

Первооткрыватель

Милицейская история семьи Селивановых-Чуркиных началась еще в 50-х годах прошлого века, когда в ряды правоохранителей пришел Владимир Дмитриевич Селиванов. Родился он в деревне Успаста Ленского района Архангельской области. Когда началась война, оказался под Москвой. Рыл окопы. Это были тяжелые времена. 1942 год – лесоповал. Потом мобилизация и танковое училище. Румыния, Венгрия, Австрия, Германия. Победный 45-й и демобилизация.

После войны он мечтал рвануть на Полтавщину, в теплые края. Но мать настояла, мол, все едут в Коми. Это рядом. И ты туда поезжай. Так он попал в Сыктывкар.

Тогда молоденький Володя Селиванов мечтал стать преподавателем автошколы, но все решила случайная встреча с незнакомым человеком, который предложил ему пойти работать в милицию. Мол, не прогадаешь: "Там хлеба дают, не по 600 граммов, а целых 800!" В.Селиванов подумал и пошел в милицию. С порога заявил, что хочет служить, но форму носить не хочет. Определили лейтенанта Селиванова в уголовный розыск.

Selivanov-V.D.jpg

Из воспоминаний В.Селиванова: "Мне тогда казалось, что даже мелкие преступления очень трудно раскрывать. Где-то поросенка украли, у кого-то белье стащили. Это ж надо по квартирам ходить, с людьми разговаривать: кто что видел, слышал, знает. А потом привык, втянулся…"

В первые годы работы в уголовном розыске В.Селиванов много ездил по командировкам. В те времена незаменимым видом транспорта была… лошадь. Конная упряжка дежурила возле отделения внутренних дел круглосуточно.

Vyezd-opergruppy.jpg

В 1952 году в Прилузье случилось громкое по тем годам преступление: рабочий напал на женщину-кассира лесопункта, ударил топором по голове. Похитил 75 тысяч рублей. Огромная сумма. К месту преступления оперативникам пришлось добираться два дня на перекладных. В расследовании участвовал и Владимир Дмитриевич. В том же году он участвовал в раскрытии убийства медсестры в Сысольском районе. Это было его первое самостоятельное расследование.

В августе 52-го женщина отправилась пешком из Визинги в Пыелдино к своим родителям. Но до дома не дошла. Через месяц ее стали искать на работе. Родные о ее судьбе ничего не знали. Стали прочесывать лес. Нашли тело. "Дед мне говорил, что для оперативника очень важно время. Тают минуты, часы, дни… Вместе с ними – доказательства, следы. Стирается память, – вспоминает внук В.Селиванова Кирилл Чуркин. – Чтобы раскрыть преступление, ему пришлось на лошади всю округу объездить. Он смог установить преступника. Помогло ему в этом, как он сам говорил, умение собирать улики и общаться с людьми. Ведь в работе сыщика мелочей не бывает".

Семидесятые годы. Ноябрь. Жешарт. В лесу нашли тело девочки, раздетой донага. Владимир Дмитриевич выехал в командировку. Нашлись две свидетельницы – девочки-подростки, которые заявили, что видели, как девочку двое мужчин тащили в лес. С местными оперативниками В.Селиванов проверил не один десяток мужчин. Особенно тех, кто был ранее судим, в том числе и за изнасилование. Но зацепок не было. В.Селиванов еще раз осмотрел место, где был найден труп. Его смутили маленькие следы и шажки там, где нашли тельце ребенка. Тогда он провел следственный эксперимент: могли ли девочки видеть, что происходило в лесу? Оказалось, не могли. Деревья мешали. Значит, они лгут. Правда оказалась ужасной. Виновницами гибели ребенка оказались как раз эти самые "свидетельницы". Они забили девочку ветками до полусмерти и бросили замерзать.

Легенда сыска

Владимир Селиванов всегда говорил, что ему повезло с наставками. Один из них – майор Г.Коржуев. До Коми он 16 лет прослужил в МУРе. Свой опыт розыскника передавал обстоятельно. Всегда подчеркивал особую черту настоящего сыщика – честность. Это В.Селиванов усвоил на всю жизнь. Этому научил и зятя, который служил в органах внутренних дел, и внука.

Внуку Кириллу, который сейчас тоже служит в уголовном розыске, Владимир Дмитриевич рассказывал такую историю. Было это в Воркуте в 1953 году. Он работал там по предстоящей массовой амнистии. Однажды со своим коллегой он задержал женщину, у которой с собой был мешок, набитый хромовыми перчатками. Доставили в милицию. Во время допроса дама стала доставать из карманов деньги, мол, берите все, только отпустите. В.Селиванов позвал коллегу, попросил пересчитать деньги и внести это в протокол. Но дамочка не унималась: "Не хотите деньги, берите мешок". В результате на дамочку оформили протокол, но вносить в него факт о предлагаемой взятке не стали, чтобы не усугублять положение женщины. А вообще за долгие годы службы в органах внутренних дел Владимир не припомнил ни одного случая, чтобы кто-то из сотрудников уголовного розыска пошел бы на сделку с совестью.

Владимира Дмитриевича называли сыщиком от Бога. Стиль работы В.Селиванова отличал его от многих сотрудников угрозыска. Для него характерен наступательный темп выполнения следственных действий. Он считал, что ни одно преступление не должно оставаться безнаказанным. Но более всего Владимир Дмитриевич опасался того, что в число подозреваемых могут попасть невиновные люди. Поэтому был всегда собран в поиске улик и вещественных доказательств. Он всегда говорил, что доказательства – это козырь на руках у опера в игре с шулером-преступником.

Блеф не входил в правила сыщика Селиванова. Но из всех правил бывают исключения. Иногда, когда игра стоит свеч и ничего другого не остается. Так было при раскрытии четырех убийств женщин в поезде Москва – Орел и двух в Республике Коми (в Печоре и поезде Печора – Воркута). У убитых было похищено золото. Оказалось, исполнитель всех убийств некий Нагиев, матерый убийца. Неоднократно судимый, он ранее отбывал срок в Республике Коми.

Селиванова срочно командировали в Москву для работы в союзной опергруппе между Орлом и Курском. Сыщики дали ориентировку по всем ювелирным мастерским и магазинам. И вот объявился мужчина с колечком. Его спрашивают, мол, откуда. А он, человек попросил один уменьшить, я, мол, только помог. Ну, раз только помог, его отпустили, но проследили, куда он направится. Милицейский хвост привел туда, где отсиживался хозяин кольца – Нагиев. Долго упорствовал Нагиев, но потом все же сознался. Это был до предела рискованный человек. Уже приговоренный к расстрелу матерый бандит сумел убежать из-под конвоя. Но его все равно поймали.

Владимир считал, что цель правосудия не только в том, чтобы наказать человека за совершенное преступление. Важно помочь ему вернуться на честный путь, стать полезным для общества человеком. Многие в прошлом судимые вспоминают В.Селиванова добрым словом. Он принимал активное участие в их судьбе после освобождения из мест лишения свободы. Приглашал к себе, расспрашивал, какие у них планы на будущее, помогал с трудоустройством.

В музее Коми милиции хранится немало писем, которые присылали Селиванову осужденные. Он старался всегда отвечать на каждое письмо, найти нужные слова. Одна женщина написала ему, что он для нее дороже отца. Спрашивала, что ей делать после освобождения, ведь она совершенно одна, никому не нужна. Селиванов помог: устроил на работу, нашел жилье. Через некоторое время он встретил ее, но это был уже совсем другой человек – красивая, хорошо одетая женщина, вела за руку маленького ребенка. Она счастлива, все у нее было и работа, и семья. А один подросток, замешанный в ряде краж, после армии решил, как Владимир Селиванов, служить в уголовном розыске.

1.jpg

38 лет прослужил Владимир Селиванов в органах внутренних дел Республики Коми. Награжден медалями "За боевые заслуги", "За отличную службу по охране общественного порядка", "За безупречную службу" первой и второй степени, нагрудным знаком "Отличник советской милиции", именными часами. В его личном деле есть грамота Президиума Верховного Совета СССР и Коми АССР, орден "Знак Почета".

Из воспоминаний В.Селиванова: "Вряд ли я смог бы сделать так много, если рядом со мной не было самого близкого мне человека – верной спутницы жизни супруги Нины Федоровны".

Нина Федоровна Селиванова, как и ее муж, служила в органах внутренних дел милиционером в ведомственном взводе. Несмотря на нелегкую службу, на то, что муж часто пропадал на работе, воспитала трех дочерей.

3.jpg

Советы тестя

В 1984 году подполковник Владимир Дмитриевич Селиванов ушел на заслуженный отдых со спокойной душой – его "эстафетную палочку" по охране правопорядка принял зять Константин Кириллович Чуркин. Сначала он устроился в Усть-Цилемское РОВД водителем. В то время на вооружении районного отдела милиции был всего один УАЗик. На нем посменно работали два сотрудника. Потом долгое время служил в изоляторе временного содержания, параллельно учился в Московской средней школе милиции.

Далее судьба распорядилась так, что его перевели в уголовный розыск. "Это были тяжелые времена, – вспоминает Константин. – Проводилась реформа, в результате которой на весь Усть-Цилемский район осталось всего два опера. Я был одним из них. Участок для оперативной работы был немаленький. Протяженность нашего района была 200 километров в одну сторону и 150 километров в другую. И это расстояние надо было объезжать как минимум один раз в неделю. Помню, в какую-то зиму я дома ночевал всего 12 ночей, все остальное время – в командировках по району".

2.jpg

Константин Чуркин прослужил в уголовном розыске шесть лет. Всякое приходилось раскрывать – и убийства, и изнасилования. Но больше всего в то время совершалось краж. Вот и первое задание, на которое был направлен новоиспеченный опер Чуркин, было раскрытие кражи спиртного из продуктового магазина в поселке Синегорье. На подозреваемого вышли по следам. Опросили. Тот отнекивается, мол, не я. Хорошо, будем искать дальше. Но на всякий случай устроили засаду. Злоумышленник долго себя ждать не заставил, вновь наведался в магазин. Там-то его и взяли.

В другое время аналогичную кражу (спиртного) Чуркину удалось раскрыть благодаря наводнению. Если бы люди рассказали, кто после совершения кражи появлялся в состоянии алкогольного опьянения, вычислить злоумышленника не составило труда. Жители небольших поселков не любят выносить сор из избы. Поэтому опрос населения мало что дал. В тот год, как говорят, была большая вода. Уровень воды во время паводка был такой большой, что в домах затопило погреба, а когда вода стала спадать, то часть содержимого этих погребов выплыло, что называется, наружу. Приехав в поселок, сыщик Чуркин заметил, что к некоторым заборам прилипли этикетки от бутылок. "Мой тесть, Владимир Дмитриевич Селиванов, всегда говорил, что в работе сыщика мелочей не бывает. Надо обращать внимание на все", – пояснил Константин Чуркин.

Сыщик смекнул, что этикетки уплыли оттуда, где хранилась ворованная водка. Стал разрабатывать эту версию. В результате, нашел тайник, а вскоре вычислил и вора. Им оказался ранее судимый местный житель.

Уголовная рутина?

Кражи были самые разные, в том числе и серийные. На какие только ухищрения не шли воры, чтобы добраться до чужого добра. Сам Константин говорит, что его работа – "обычная рутина". Правда, признался, в сложных ситуациях он обращался за советом к своему тестю Владимиру Дмитриевичу Селиванову. А запутанных, даже таинственных преступлений было немало.

Вспомнилась К.Чуркину такая история. На рынке в Усть-Цильме из ларьков стали пропадать вещи. То шуба пропадет, то куртка, то телевизор… Продавцы недоумевали, как воры попадали внутрь. Двери не взломаны, замки на месте. За дело принялись сыщики. Вскоре они установили, каким образом злоумышленники проникали внутрь. Оказалось, что они залезали через окно.

"Внутри ларька окна были занавешены. Этим и воспользовались воры. Они снаружи вырезали окна, проникали внутрь, забирали вещи, а потом окно заставляли обратно, – вспоминает он. – Вскоре злоумышленники поняли, что мы вычислили их тайный ход. Кражи прекратились. Но ненадолго. Вскоре была совершена кража из кабинета бухгалтерии аэропорта Усть-Цильмы. Сначала пропал компьютер, потом бытовая техника. А потом злоумышленники вскрыли сейф".

Поначалу было загадкой, как воры попадали в здание. Но оперативники и на этот раз нашли их лаз. Здание, где размещалась бухгалтерия, было старым. Там была печка, правда, ее не топили, дымоход был разобран, а отверстие от трубы заколочено досками. Так вот жулики просто-напросто вскрыли доски и взяли, что им надо.

Как происходили кражи, оперативники установили, но вот кто их совершал, оставалось загадкой. Со слов К.Чуркина произошла целая цепочка событий, которая и вывела в итоге сыщиков на преступную группу.

"Сначала произошло покушение на предпринимателя, – рассказал К.Чуркин. – В него стреляли из обреза. Мы стали работать по этому делу. Искали оружие. Тогда мы еще не знали, что это преступление совершила та самая банда воров. А вышли мы на них благодаря звонку. В отделение милиции позвонила девушка и сообщила, что у жителя одной из деревень есть какое-то странное оружие. Вроде бы ружье, но не ружье. Мы поняли, что, скорее всего, это обрез, из которого, возможно, стреляли в предпринимателя. Стали расставлять ловушки, собирали доказательства причастности владельца оружия к преступлениям. В это время было совершено ограбление магазина с использованием обреза. Грабители были в масках. Задержать их нам не удалось. Но по следам мы нашли место, где скрывался один из грабителей. Его задержали, допросили. Он сообщил, что группа, в которую он входит, причастна к грабежам, совершенным в Усть-Цильме. А также сообщил, что на берегу реки есть будка, в которой спрятаны ворованные вещи. Мы стали следить за будкой. Так установили и задержали всех участников преступной группы. Выяснилось, что ворованные вещи они сначала складировали в будке, а потом переправляли в Ухту, где продавали".

5.jpg

К.Чуркин говорит, что его тесть – Владимир Дмитриевич Селиванов – легендарный чекист. Между тем и в его службе были блестящие расследования. Например, он за два часа раскрыл убийство мужчины, совершенное в условиях неочевидности. В отделение милиции поступило сообщение, что на дороге насмерть был сбит человек. Выехали на место. Свидетели сообщили, что видели мотоцикл, возможно, он и сбил пешехода. Установили, мотоциклиста. Тот утверждал, что человек уже лежал на дороге, когда он проезжал мимо. Тогда оперативники отравились домой к погибшему. Там они обнаружили группу выпивших мужчин. На вопрос, где хозяин, они сначала говорили, что он куда-то ушел. Вроде бы и придраться не к чему, но сыщик чувствовал, что-то недоговаривают приятели погибшего. Стал с ними разговаривать. Кстати, Владимир Селиванов всегда говорил, что надо уметь общаться с людьми. В результате собутыльники погибшего разговорились. Выяснилось, что они вместе выпивали, что-то не поделили. Произошло убийство. Чтобы скрыть следы преступления, тело убитого вынесли на дорогу, а окровавленные вещи сожгли. Виновники понесли заслуженное наказание.

После уголовного розыска К.Чуркин стал помощником начальника отдела, оперативным дежурным. На пенсию вышел в звании капитана милиции в 2002 году. В охране правопорядка его сменил сын Кирилл Чуркин – в настоящее время майор полиции, начальник отделения ОУР УМВД России по г.Сыктывкару.

Три поколения – одна присяга

По словам Константина Кирилловича, сын с детства мечтал быть милиционером. Ни космонавтом, ни моряком, а именно милиционером. "Когда я работал в уголовном розыске, на меня была возложена обязанность по поиску без вести пропавших, – вспоминает К. Чуркин. – Приходило много ориентировок. Кирилл любил их изучать. Размышлял, как бы он искал людей, если бы был милиционером. А еще он хотел быть экспертом-криминалистом. Любил слушать мои рассказы о раскрытых преступлениях".

Кирилл с детства впитал уважение и влечение к опасной и трудной профессии. Холодная сталь пистолета, золотые звездочки на погонах, ночные дежурства… Для Кирилла не стал проблемой выбор жизненного пути: куда идти работать. Примером для подражания у него был и отец, и дедушка. Правда, увидеть внука в милицейском мундире Владимир Дмитриевич не успел. Он умер в тот год, когда Кирилл поступил в школу милиции.

После ее окончания Кирилл Чуркин по распределению попал в уголовный розыск УВД по Сыктывкару. К работе приступил в первый же день стажировки.

"Я зашел в магазин "Дом быта" и увидел, что два молодых человека совершили карманную кражу. Пройти мимо, словно ничего не заметил, я не мог. Дед всегда говорил, главное для сыщика быть честным, – рассказал Кирилл Чуркин. – Я схватил одного из воров и пешком привел на Советскую-63, где находится следственное управление МВД по Республике Коми. Конечно, дальнейшие розыскные мероприятия проводились без моего участия, так как тогда я был стажером, но мне это запомнилось".

Сейчас Кирилл специализируется на поиске пропавших без вести граждан, а также тех, кто скрывается от суда и следствия. Некоторые делают это неосознанно. Например, меняют место жительства, но забывают сообщить об этом. Другие скрываются намеренно. Искать таких людей – дело непростое. Надо опросить много человек – знакомых, друзей, родственников. "Помню, дедушка говорил, что уголовный розыск не может существовать без постоянной связи с общественностью. Иногда приходится опросить сотни людей, чтобы выйти на след преступника. Иной раз на эту неприметную работу уходят месяцы", – отметил Кирилл.

Еще одна обязанность Кирилла – это дежурство. Во время дежурных суток приходится выезжать на самые различные преступления. Например, однажды в Сыктывкаре было совершено разбойное нападение на магазин, расположенный по улице Морозова. Молодой человек, угрожая ножом, похитил из кассы приличную сумму денег. В магазине была установлена видеокамера, но распознать лицо мужчины не удалось. Оперативники зафиксировали ли то, что злоумышленник был высокого роста, шатался, значит, выпивший. Был одет в темные куртку и брюки. В принципе, так одеваются многие горожане.

"Расследованием занимался я вместе с заместителем начальника уголовного розыска, – рассказал Кирилл. – Было решено проверить другие магазины, расположенные на улице Морозова. Мы предположили, что злоумышленник выпивал в районе, где и совершил разбойное нападение. А значит, мог покупать выпивку в какой-нибудь торговой точке до совершения преступления. Наше предположение оправдалось".

В одном из магазинов оперативникам показали видеозапись с камеры видеонаблюдения, которая зафиксировала человека, одетого точно так же как и грабитель. На камере было отчетливо видно его лицо. Потерпевшие узнали в том мужчине налетчика. В УВД свидетелям показали фотографии людей, похожих на злоумышленника. В результате, одна из продавщиц опознала грабителя.

Кирилл выдвинулся на адрес, где жил подозреваемый. Стал ждать, когда тот сам выйдет из квартиры. Так прошла ночь. Мужчина не выходил. Тогда было принято решение штурмовать жилище злоумышленника. Подозреваемый был дома. Им оказался ранее судимый мужчина. Отпираться он не стал. Сознался в совершении преступления по пути в отдел полиции.

Солидный стаж

Основатель милицейской династии Селивановых-Чуркиных был Владимир Селиванов, выйдя на пенсию, составил генеалогическое милицейское древо, куда внес всех родственников, в разные годы служивших в органах внутренних дел Республики Коми.

Итак, в МВД республики служили два родных брата Владимира Дмитриевича – Николай Дмитриевич и Иван Дмитриевич. Его супруга Нина Федоровна, зять Константин Кириллович Чуркин, внук Кирилл Чуркин. Кроме того, с органами внутренних дел связал свою жизнь внук брата Ивана Дмитриевича – Николай Уляшев.

Милицейский мундир в разные годы надевали на себя двоюродные братья и сестры Владимира Дмитриевича и их дети. Это семьи Забара, Мясниковы, Селивановы, Селянины, Скриповы, Захаровы.

В общей сложности милицейские погоны носили и носят 17 человек из рода Селивановых. Общий милицейский стаж династии – около 300 лет. И это еще не конец. У Кирилла Чуркина подрастает сын…

Комиинформ

  Ключевые слова: трудовые династии
  Рубрика: Общество
  • 0
  • 3
  • 2
  • 0
  • 7

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору

Голосование "Почетный гражданин"

Проголосовать


 

Видео








Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео