Убийство директора "Комигражданпроекта": шерше ля фам

30 марта 2018 года, 16:20 | Сыктывкар
На фото А.Козлов

"Комиинформ" продолжает совместный с МВД по Коми проект, посвященный 100-летию уголовного розыска в России.

В конце февраля 2002 года Сыктывкар потрясла новость: пропал генеральный директор института "Комигражданпроект" Владимир Костромин. Через месяц его тело обнаружили оперативники уголовного розыска на территории дачного общества в пригороде столицы с огнестрельным ранением в грудь. Причиной убийства стала банальная жажда наживы.

Недоразумение, нелепость, дело рук отморозков?

Рабочий день в институте "Комигражданпроект" 21 февраля 2002 года прошел без генерального директора. Владимир Костромин на работу не пришел. Однако и дома его не было.

Последними В. Костромина видели жена и сосед. "Сейчас досмотрю новости с Олимпиады и пойду на работу", - сказал он супруге утром того дня.

В тот момент общения с супругом Ольга Николаевна и помыслить не могла, что видит его живым последний раз.

- Мы вышли утром из дома с сыном, - рассказывала сразу после произошедшего Ольга Николаевна,– Володя вышел минут через двадцать после нас и пошел привычным маршрутом, по которому ходил на работу. Об этом рассказал сосед, который чистил снег во дворе.

Секретарь и главный инженер Комигражданпроекта, которые первыми встречали генерального, не забеспокоились, когда тот не появился утром 21 февраля на рабочем месте. Они знали: в последнее время Владимира Пантелеймоновича мучили сильные головные боли, и жена настояла на том, чтобы муж прошел обследование у врачей. Поэтому иногда утром директор задерживался.

Супруга В. Костромина тоже работала в Комигражданпроекте специалистом в отделе инженерных изысканий. Когда в половине двенадцатого она зашла в его кабинет и не застала мужа на месте, поняла: что-то случилось.

- Такого никогда не было, чтобы Владимир Пантелеймонович не позвонил и не предупредил о том, где находится, куда собирается пойти и сколько там пробудет, - сказала Ольга Николаевна.

Обзвонив все больницы города, она обратилась в милицию, заявлением. В тот же день квартиру В. Костромина обокрали.

Вскрытую квартиру обнаружил тесть В. Костромина Николай Петрович. Проводив дочь с сыном и зятя на работу, в десять часов он пошел на почту за пенсией. Дома отсутствовал минут сорок. А когда вернулся, дверь квартиры была открыта. Воры успели унести деньги и золотые украшения.

- Ключ, скорее всего, воры отобрали у Володи, - рассказала Ольга Николаевна. – Не знаю, что их привлекло. По нашей двери, которая открывалась, если ее хорошо толкнуть, нетрудно было догадаться, как мы живем. Нам совершенно нечего прятать за железными дверями. Мы живем скромно, богатств особых нет. Та сумма, которую украли, была не так уж велика…

Через несколько дней после исчезновения В. Костромина в республиканских газетах появилось объявление: 21.02.2002г. в 08 час.15 мин. гр-н Костромин В.П. вышел из дома №220 по ул. Карла Маркса и двигался по маршруту: ул. Карла Маркса, Коммунистическая, Интернациональная, Бабушкина и ул.Ленина,48, до здания Комигражданпроекта. Но на работу он не пришел. Сообщались приметы Костромина и обращение к возможным очевидцам трагедии. Коллеги, родные, знакомые Владимира Пантелеймоновича не связывали случившееся с его профессиональной деятельностью. Они были уверены: это – недоразумение, нелепость, скорее всего дело рук отморозков, от которых может пострадать каждый.

Странный звонок из Выльгорта

Кому мог перейти дорогу генеральный директор Комигражданпроекта Владимир Костромин, живший в квартире пятиэтажного панельного дома старой планировки с тестем, супругой и 13-летним пасынком? Ответ на этот вопрос стали искать сотрудники оперативной группы, созданной для организации работы по поиску В. Костромина.

В состав группы вошли старший оперуполномоченный по особо важным делам УУР МВД по Республике Коми Владимир Абрамов, начальник отделения по раскрытию убийств УВД Сыктывкара Сергей Новиков, оперуполномоченный отделения по розыску без вести пропавших УВД Сыктывкара Александр Козлов.

- В течение нескольких дней каждое утро мы выходили в район, где жил Костромин, в надежде пообщаться с людьми, проживавшими в близлежащих домах, - рассказывает Александр Козлов. – Кто-то мог в одно и то же время с ним выходить из дома на работу, кто-то мог выгуливать собаку. Мы не исключали того, что кто-нибудь мог стать невольным свидетелем события, связанного с исчезновением Костромина. Однако нам так и не удалось ничего узнать.

В старых пятиэтажках на улице Карла Маркса в районе центрального стадиона в основном проживали пенсионеры. Там достаточно безлюдно: редкие машины, редкие прохожие, утром на работу никто не спешит, автобусы не ездят.

Было возбуждено уголовное дело по статье 105 Уголовного кодекса РФ "Убийство".

Сотрудников уголовного розыска заинтересовала информация о том, что незадолго до исчезновения В. Костромина на его домашний телефон был сделан странный звонок: позвонил незнакомый мужчина, проговорил что-то невнятное и бросил трубку.

Пробив номер телефона, правоохранители выяснили: телефонный звонок поступил из села Выльгорт Сыктывдинского района – из квартиры законопослушной женщины, ведущей нормальный образ жизни.

Вроде бы никаких зацепок. Однако оперативникам стало известно, что не так давно у дамы появился кавалер, который периодически наведывался в гости, а какое-то время даже проживал в ее квартире. Как оказалось, ухажер, некий Коновалов, был не местный, с солидным криминальным багажом за плечами. Отбыл 14 лет за убийство в местах лишения свободы в Кирове.

Этот факт из его биографии навел сотрудников угрозыска на определенные выводы. И, как оказалось, не напрасно. Отрабатывая связи и личные знакомства Коновалова, они узнали, что кроме дамы сердца из Выльгорта, у него была еще одна любимая женщина. Пассия работала в институте "Комигражданпроект".

На след бандитов навело кольцо

Параллельно с отработкой связей Коновалова в ломбарды Сыктывкара и других городов республики были отправлены подробные характеристики похищенных из квартиры В. Костромина золотых украшений.

Буквально через несколько дней оперативникам уголовного розыска позвонили из сыктывкарского ломбарда: "Сдали кольцо!".

Главной приметой обнаруженного кольца была гравировка на внутренней стороне "Ольге". "Это была настоящая оперская удача! - вспоминает Александр Козлов. – Оно нас и вывело на след Коновалова и его подельников".

Оперативники отработали данные человека, сдавшего кольцо в ломбард. Оказалось, что он находится в приятельских отношениях с Коноваловым.

Круг подозреваемых в причастности к исчезновению В. Костромина и кражи из его квартиры становился все более определеннее. Коновалов, его подруга из Комигражданпроекта, трое приятелей…

- Было принято решение: провести одномоментно обыски по местам проживания подозреваемых, - вспоминает Александр Козлов. – В квартирах мы обнаружили и изъяли имущество, которым злоумышленники разжились во время совершения краж, которых на их счету было на тот момент не менее двадцати. Как выяснилось потом, подельники ездили на свои черные дела на УАЗике. У одного из подозреваемых нашли факс – вещь по тем временам просто золотая. Сразу вернули владельцу.

Как было установлено в ходе оперативно-розыскной работы, Коновалов и его трое подельников промышляли в Сыктывкаре кражами. Владимир Костромин попал в поле зрения главаря банды тоже как объект банальной наживы.

Любовница Коновалова из Комигражданпроекта как-то обмолвилась, что В. Костромин сдает в аренду помещения института, а стало быть, деньги у директора водятся. О том, что это вынужденная мера для того, чтобы спасти институт и поддержать коллег, женщина или не знала, или не хотела знать.

Ослепленному жаждой наживы Коновалову тем более этого знать не хотелось.

Роковой маршрут

На работу и обратно В. Костромин всегда ходил только пешком, служебной машиной пользовался в исключительных случаях – когда надо было срочно поехать в командировку или по другим производственным делам. "Это машина не моя, это машина – наша. Мы все здесь акционеры, каждый сотрудник имеет право на часть имущества института", - говорил он всякий раз, когда кто-нибудь недоуменно спрашивал, почему он не ездит на служебной машине.

Коновалов и его подельники тоже прекрасно знали, что Владимир Костромин не пользуется служебным транспортом, что в одно и то же время утром выходит из дома и идет на работу по своему маршруту. Номер квартиры, где проживал директор Комигражданпроекта, злоумышленники узнали заранее. Тот странный звонок из Выльгорта незадолго до исчезновения В. Костромина сделал Коновалов, чтобы убедиться, что именно в той квартире проживает его будущая жертва.

21 февраля 2002 года Коновалов и его трое подельников выехали на дело ранним утром. Поравнявшись с идущим директором Комигражданпроекта, УАЗик притормозил. Коновалов обратился к В. Костромину, представившись сотрудником милиции. Трое находившихся в кабине также назвались стражами порядка.

Владимиру Пантелеймоновичу предложили проехать в отделение. Ничего не подозревая, тот сел в машину. По пути "в отделение" В. Костромину объяснили, для чего на самом деле он понадобился. Директор института ответил бандитам, что денег у него нет и поживиться им у него нечем.

Те решили не оставлять жертву в живых. В. Костромина вывезли в район дачного общества "Човские зори". Вывели из машины, вытащили у него бумажник и ключи от квартиры. Коновалов выстрелил Владимиру Костромину в грудь. Оставив труп в снегу, злоумышленники уехали восвояси.

Место убийства оперативникам уголовного розыска показал один из подельников Коновалова, когда стали вскрываться обстоятельства совершенного преступления.

За убийство генерального директора института "Комигражданпроект" Владимира Костромина Коновалова приговорили к 20 годам лишения свободы. Его подельники также получили сроки наказания – за многочисленные кражи.

"За мной – люди, я о них должен думать!"

Вся трудовая жизнь Владимира Костромина была связана с Комигражданпроектом, где он начинал рядовым специалистом, а через короткий промежуток времени стал заведующим сектором. Потом был избран главным инженером проекта, начальником мастерской, заместителем главного инженера института, главным инженером.

В. Костромин возглавил институт в нелегкие 90-е годы: строительство встало, строительные организации разваливались, никто ничего не строил. Соответственно, и заказов проектировщики не получали, а надо было как-то жить. И они выстояли, брались за любые заказы. Ни на один день не была задержана зарплата сотрудникам. Если В. Костромин не мог платить "живыми" деньгами - давал продуктами, вырученными через бартер. Сдавал площади в аренду. Отвоевал здание института, которое хотели отобрать за долги. Коллеги не представляли себе другого человека на месте директора. Они знали Владимира Пантелеймоновича как строгого, требовательного, но справедливого и независимого руководителя. И если даже возникали какие-то трения между ним и подчиненными, он старался сгладить острые углы. Коллектив института В. Костромин сохранил. Не без сокращений, но сохранил. Сами сотрудники называли свой коллектив не иначе как семья.

По воспоминаниям жены Ольги Николаевны, для него институт был дороже, чем родной дом:

- Я даже обижалась на него какое-то время, но потом поняла: человека не переделать, да и зачем? Он всегда говорил мне: "Оля, за мной – люди, я о них должен думать!".

Комиинформ

  Рубрика: Право
  • 38
  • 1
  • 4
  • 1
  • 1

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору




Новости mediametrix




Видео








Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео