Фигурант "дела Гайзера" Демьян Москвин детально рассказал о структуре офшоров бизнесмена Зарубина

2 февраля 2018 года, 21:50 |
ИА "Regnum"

2 февраля в Замоскворецком суде Москвы допросили "главного финансиста" по "делу Гайзера" - Демьяна Москвина, который, напомним, заключил досудебное соглашение со следствием.

Как сообщает ИА "Regnum", на прошлом судебном заседании он рассказал о том, как вел расчет расходов и инвестиций предприятий, находящихся под контролем ОПС, как преступное сообщество получило под свой контроль "Птицефабрику Зеленецкая" посредством взаимного зачета акций с молокозаводом и хлебозаводом, находящихся во владении принадлежащего республике ООО "Агрохолдинг".

Москвин рассказал о том, как средства, выведенные с предприятий в офшоры, распределялись в различных долях между основными участниками ОПС. По его словам, схема с течением времени периодически менялась. Другой "финансист-технолог" Лев Либензон занимался непосредственно личными финансовыми расходами Зарубина и распределением подарков основным участникам ОПС.

Также Москвин в прошлый раз рассказал о том, что лично передавал главе республики Гайзеру 6 миллионов рублей и 20 тысяч долларов. Бухгалтерию он вел в электронных таблицах, некоторые из них были представлены на флеш-карте в суде.

По его словам, лидер сообщества - бизнесмен Зарубин - регулярно делал роскошные подарки ближайшим соучастникам — Торлопову, Чернову, Гайзеру. Упоминались дорогое вино, часы и другие вещи. Распределение "дивидендов" проходило под строгим контролем Зарубина, прозвучало в суде.

Москвин раскрыл детали не только по распоряжению имуществом "Птицефабрики Зеленецкая". Он рассказал о целой сети компании и облаке офшоров, через которые проводились инвестиции и извлечение дивидендов.

Так через одну из дочерних структур компании "Регион", которой он непосредственно руководил, были инвестированы заемные средства в достройку Сыктывкарского промкомбината, Жешартского завода и в другие объекты. Сам Москвин по этому делу проходит как свидетель, так как после согласия на сотрудничество со следствием его дело рассматривается отдельно от основного.

Сегодня Москвин обобщил свои показания. Ранее он рассказал о встрече в Москве участников группы — Кудинова и Бондаренко, где обсуждалась отчетность финансовой деятельности компаний.

Идея создания фонда поддержки инвестпроектов в Коми возникла в 2007 году, однако, кто был ее автором, Москвин не знает.

Сам Зарубин же фактически и утвердил кандидатуру губернатора региона. Создание "Агрохолдинга", дочерней структуры фонда, также происходило если не по инициативе Зарубина, то при непосредственном его участии и влиянии. Он был создан в форме ООО в 2008 году.

Несмотря на то, что Агрохолдингом на 76% владел Фонд, в уставе была включена оговорка о единогласном принятии решения Агрохолдинга. 24% принадлежали фирме, подконтрольной Зарубину.

После создания ООО, "Агрохолдингу" на баланс стали передавать разнообразную недвижимость, наполняя его уставной капитал. Среди этих активов, прежде всего, коммерческая недвижимость, в том числе и "Зеленецкая Птицефабрика".

В результате такого увеличения капитала, доля компании, подконтрольной прямо Зарубину, свелась почти к нулю. Он решился на дополнительный вклад со своей фирмы "Невист" в 2010 году с продажи Сыктывкарского комбината в размере около 50 млн рублей.

97% принадлежало в итоге Фонду, а 3% — фирме Зарубина. Такое положение сохранялось до 2015 года. Потом он принял решение о продаже этой доли.

"В один момент Зарубин сказал мне, что ему неудобно обсуждать вопросы с Вячеславом Михайловичем (Гайзером — прим. ИА REGNUM ), учитывая аппаратный вес последнего. Поэтому он решил обсуждать вопросы через Алексея Чернова", — заявил Москвин.

Далее фигурант в своем рассказе вернулся к продаже ""Сыктывкарского промкомбината и аферам компании "Регион", которой он управлял. Зарубин, Гайзер, Торлопов и Чернов владели этим комбинатом и были основными бенефициарами. Зарубин использовал даже аббревиатуру из первых букв их фамилий.

У "Региона" было три дочерние компании, которые контролировали непосредственно уже реальные активы. Финансирование сделок происходило засчет личных связей Зарубина, сообщил Москвин.

Сумма сделки по продаже комбината составила 268 млн рублей, из которых в декабре 2009 года Фонд заплатил 252 млн рублей, а оставшиеся 16 млн рублей были уплачены летом 2010 года. Со стороны Фонда сделкой занимался Игорь Кудинов.

"Регион", в частности, владел группой компаний "Тамертон", и ей уже принадлежали как "Сыктывкарский промкомбинат", так и "Жешартский керамический завод", а также некий "сланцевый проект". В эту группу входило три компании, которые занимались каждая своим активом.

"Засчет первого транша компания "Тамертон" рассчиталась с бывшими владельцами СПК", — указал Москвин и перечислил, сколько денег заплатили присутствующим в зале суда подсудимым. Например, Веселову -13 млн.

Распределение дивидендов "Зеленецкой Птицефабрики" происходило, как показал свидетель, таким образом: обычно при получении дивидендов выплачивалась (через "Метлизинг") соответствующая доля "Агрохолдингу" в размере 18%. Остальные деньги размещались на банковские депозиты, поскольку у компании Зарубина не было большой необходимости в деньгах. За счет процентов по банковским вкладам "Метлизинг" содержал офис в Москве и штат сотрудников, которые работали на Зарубина.

Затем "Метлизинг" выплачивал дивиденды непосредственно офшорной компании. У нее долгое время не было банковского счета, поэтому она официально просила "Метлизинг" перечислить деньги агенту — кипрской компании Skidden Financial Inc.

Москвин детально рассказал о структуре офшоров Зарубина, о том, когда и для чего понадобились те или иные средства — о суммах у него прямой информации нет, но можно судить по банковским выпискам, говорит он.

Примерная сумма дивидендов, выведенных за рубеж, — около 500 млн рублей, заявил Москвин. Остальные средства из той доли дивидендов, которая приходилась на офшорную компанию-прокладку, до сих пор находится на арестованных счетах в ряде банков.

Офшор, куда слались деньги из Метлизинга — Grittonbey Trading Ltd. Через четыре банка деньги перечислялись на другие проекты — это те самые счета, которые сейчас арестованы.

Акции "Птицефабрики" были оценены в 1,1 млрд рублей. Птицефабрика выплатила первые дивиденды "Метлизингу" не сразу, а в 2011 году. Затем Москвину и было поручено ею заниматься — распределением доходов на банковские депозиты.

"Я говорил, что к 2015 году я работал почти в течение шести лет, Зарубин доверял мне управлять счетами своих компаний (но не личными). За это время я успел привыкнуть к определенным подходам в отношениях Зарубина с его кругом знакомых. Я уяснил для себя, что если некоторые лица обращаются, близкие. Я, не опасаясь никаких последствий, мог выплатить им и потом говорил, что подумаю, как их зафиксировать в отчетности", — заявил Москвин.

После продажи комбината Зарубин дал определенные распоряжения по расходованию средств. Большая часть была расположена в форме банковских векселей, часть, 50 млн рублей, на долю "Невист", которая перевела деньги в "Агрохолдинг". Кроме того, 20 млн рублей было решено перевести на еще одну компанию, которая перевела деньги на свою дочернюю компанию, которая, в свою очередь, занималась электричеством в Коми.

Компания Skidden, офшор, часто фигурирующий в опросе, довольно старая, связана с "Невистом", на Кипре зарегистрирована не была. Фирма принимала и выдавала займы, и была "удобным инструментом для получения займов".

"Но поскольку у нее был счет и какое-то время открытие счетов на вторую компанию в российских банках было не так зарегулировано, как сейчас, у нее был открыт здесь счет (в отличие от второго офшора-"прокладки" Grittonbey, видимо)", — заявил Москвин.

Средства "Тамертона" в виде займа компании "Ич холдинг", связанной с офшором, передавались "Промтрейду". Эта уже занималась дорожными работами в Коми.

Офшоры типа "Невиста" и "Гриттонбэя" регистрировались на Кипре, чтобы пользоваться налоговыми льготами по выплате дивидендов — 5% налогов вместо 15% в России. Регистрировали и в России, пока не произошло ужесточение законодательства, поэтому у "Скидона" был счет в России, а у более позднего "Гриттонбэя" уже не было.

Из документации Москвину известно, что средний объем прибыли Зеленецкой птицефабрики составлял 600 млн рублей в год. При этом доходы постепенно росли с годами. Половина прибыли шла на ремонт и допинвестиции, другая — на дивиденды.

Распределяли между основными заинтересованными лицами средства более-менее равномерно.

План захвата птицефабрики прорабатывался довольно долго, сообщил Москвин. "Выполняли узкие функции, зачастую не зная о существовании друг друга и не зная конечного замысла", — отметил он. Сама же разработка схемы по птицефабрике шла с 2008 года, заявил в суде свидетель.

Ярослава Пархачёва

  Рубрика: Политика
  • 19
  • 6
  • 54
  • 4
  • 7

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору




Видео

Интервью

Михаил Порядин
Руководитель Администрации главы Республики Коми
Александр Бурцев
Председатель Комитета гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций Коми







Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео