Елена Диева: "У людей с нарушением слуха гораздо больше барьеров в общении, но при желании нас услышат"

10 декабря 2017 года, 9:00 | Сыктывкар
Фото Ярославы Пархачёвой

Согласно данным Всемирной федерации глухих, в мире более 90 миллионов людей имеют серьезные нарушения слуха. В России таких людей —миллионы. В Коми, по официальным данным, 816 глухих и слабослышащих.

Региональное отделение Всероссийского общества глухих не так давно отметило юбилей - 85 лет. Его председатель - Елена Диева - рассказала, чем занимается организация и какие проблемы для нее первоочередные.

- Елена, чем живет сегодня организация? По сравнению с другими Обществами инвалидов, о вас крайне мало слышно.

- В основном, поддерживаем глухих и слабослышащих, содействуем их трудоустройству, стараемся решить насущные проблемы. Здесь, на Заводской, 1 в Сыктывкаре у нас работает Служба переводчиков русского жестового языка, обслуживающих людей с нарушением слуха. Состоят у нас в организации, начиная с 18 лет, согласно уставу ВОГ. Но мы заранее интересуемся детьми с нарушением слуха, посещаем школы, чтобы ориентироваться и знать, где есть неслышащие. В дальнейшем помогаем направить их на учебу.

- Где в Коми учатся такие дети?

- Раньше у нас в Сыктывкаре было две школы для них. Сейчас их объединили и дети учатся в специальной коррекционной школе №4 в Максаковке.

- Как помогает вам Служба переводчиков русского жестового языка и что сегодня она из себя представляет?

- Переводчики очень важны для нас. У нас свой взгляд на мир. И адаптироваться в нем нам помогают именно эти люди. Они помогают понимать мир с помощью жестового языка, без этого мы не можем.

- Где чаще всего нужны переводчики?

- При вызове полиции или, например, соцслужб. Инвалидам по слуху очень сложно найти контакт с обычными людьми, нужен посредник. Каждый инвалид получает Индивидуальную программу реабилитации. В нее входят и услуги переводчика. Однако, по закону, Фонд соцстраха сегодня оплачивает на одного человека только 40 часов работы переводчика в год. Это катастрофически мало. Получается чуть больше трех часов в месяц, вот и представьте, как жить...

- Сколько часов необходимо реально?

- В зависимости от ситуаций, но по факту на каждого человека еще как минимум вдвое больше.

- И как люди справляются с этой проблемой?

- Переводчикам иногда приходится работать бесплатно. Да и то у нас осталось всего трое опытных переводчиков на всю республику, они всех и обслуживают. Люди все нам знакомые, и с ними можно при необходимости договориться. Молодые даже если учатся по этой специальности, работать не идут. А если идут, то не задерживаются.

- Сколько молодежи выучилось на переводчиков за последнее время?

- Пять человек отучились по ускоренной программе в Казани в этом году. Но работать они не идут. Зарплаты непривлекательные, да и им очень сложно. Здесь очень важен именно опыт. Молодой переводчик поначалу не понимает инвалида в общении, с большим трудом. Опыт нарабатывается только практикой. А молодежь выходит, сразу работать полноценно не может, терпения нарабатывать опыт у них нет. Мы, конечно, надеялись, что молодые к нам придут. Помимо троих опытных переводчиков, есть одна в Воркуте, одна в Ухте, но помогают они только по мере возможностей. О какой тут "доступной среде" может идти речь? У нас куда больше барьеров, чем у других категорий людей с инвалидностью.

- Что для вас - "доступная среда"?

- Доступная среда для нас - это если бы каждое предприятие, социально значимое учреждение было бы обеспечено одним переводчиком. Как сделать так, чтобы их стало больше - ответить сложно. Если у кого-то будет желание обучиться - пусть приходят сюда, мы поможем с практикой. Я согласна работать допоздна, заниматься с будущими переводчиками сама.

- Эти вопросы как-то звучат на региональных, муниципальных Советах по делам инвалидов?

- Меня приглашают на них. Там я вникаю в суть озвучиваемых проблем через переводчика. Это тяжело - два-три часа общаться на жестовом языке, донести что-то - еще сложнее.

- Сколько стоит час услуг переводчика?

- Согласно последнему контракту, 405 рублей в час. Были попытки поставить вопрос об увеличении часов на человека на федеральном уровне, но пока этот вопрос не решен.

- Вы сказали, есть проблема, что молодой неопытный специалист не понимает человека с проблемами со слухом. Почему так происходит? Плохо учат?

- Бывает, человек говорит без голоса - без артикуляции, только машет руками. Чтобы понимать лучше, каждый жест все равно должен сопровождаться артикуляцией. Есть жесты, обозначающие несколько понятий сразу. И понять, какое именно используется в речи, можно только с артикуляцией. Дело в практике. Молодые очень быстро забывают, как это происходит на практике. Толку от того, что они выучат ходовые слова, мало.

- В чем особенности жестового языка?

- Вот, к примеру, я родилась, не знала жесты. Пошла в школу. Общалась иногда без жестов, по губам. С жестами, конечно, проще. Это как подсказка глухому человеку. В свою очередь, в моей школе, например, учителя требовали, чтобы я отвечала им голосом. Они мне жестами, я голосом. Между собой, глухие, конечно, говорят только жестами. Я знаю, что многие родители глухих детей стесняются, не дают на людях общаться жестами, этого делать нельзя. Жест для нас - это нормальное явление. Мы тоже хотим общаться, но, по сути, до нас информация доходит последними.

- Поясните, пожалуйста.

- Все слышащие люди слышат ушами. Мы "слышим" глазами и иногда не все понимаем, только когда нам "говорят" жестом, понимаем, о чем идёт речь, только тогда информация пошла. А так, бывает, мы видим, но для нас без жеста как будто ничего не происходит, как будто этого нет.

- Есть ли у вас в Обществе какая-то культурная, спортивная жизнь?

- Раньше деятельность была более бурной. Были любительские кружки. Сейчас молодежь ничем не интересуется особо. Все по домам сидят. Спортом занимаются. Мини-футбол любят, лыжи, плавание, боулинг, стрельбу. Сейчас клуб проводит вечера отдыха для молодежи и пенсионеров, принимает участие в фестивалях песен на жестовом языке, в прошлом году за участие получили диплом второй степени.

- Какие есть стереотипы в обществе по отношению к вам?

- Скорее, это имеет отношение к работе. Работодатель думает, что мы вообще не сможем работать, никого не поймем, сами ничего не донесем. Есть еще один стереотип. Хотя, скорее, это от незнания. Глухих часто называют в обществе "глухонемыми". Это для нас некорректно и оскорбительно. Если мы не слышим, это вовсе не означает, что мы не можем говорить. Правильно говорить - "неслышащие", "глухие", "слабослышащие" или "люди с нарушением слуха". Кстати, незнание некоторыми глухими жестового языка также не повод называть их немыми.

- А какова сегодня ситуация с трудоустройством людей с нарушением слуха? Ведь, по сути, глухой или слабослышащий человек не будет отвлекаться на разговоры, у него, при этом, могут быть золотые руки, он может быть прекрасным работником.

- Нигде нас на работу не принимают. Работодатели прямо говорят: как мы будем с вами общаться, как вас понимать, как объяснять технику безопасности и так далее. Предпочитают перестраховываться. Мужчин еще как-то более-менее берут на работу водителями. И все.

- Сами глухие в Коми активны?

- К сожалению, не могу так сказать. Основная масса - избалованная родителями. Отсюда - много несамостоятельных. Мы с ними нянчиться тоже не можем, вот и стараемся хотя бы направить. Большинство наших людей сидят без работы, к сожалению. Живут на пенсию. Пока это замкнутый круг.

- Недавно "Комиинформ" проводил опрос на тему инклюзивного образования. Из всех возможных ответов наши респонденты выбрали вариант, что с этим в регионе все плачевно. Вы с этим согласны?

- Они правы. Хотя я считаю, что инклюзия в нашем случае только вредит. Глухим нужны специальные коррекционные школы. Сейчас многие родители думают, что ребенку поставят имплант и он сразу сможет общаться. Это не так. Ребенок же будет слышать, но почти ничего не поймет. Так как он сможет понимать все, так же как и слышащие? Одно слово ему знакомо, десять - нет. Ему должны сперва пояснить смысл слов и фраз.

- Какую проблему вашей организации вы видите на сегодня первоочередной и что собираетесь решать?

- Нет контакта с председателями наших филиалов, слабый контакт и с другими организациями инвалидов. Мы как будто в "своем мире". Барьеров у нас, конечно, очень много. Но я уверена, что при желании нас услышат.

Ярослава Пархачёва

  Ключевые слова: коми, инвалиды, доступная среда
  Рубрика: Фото
  • 6
  • 2
  • 0
  • 0
  • 2

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору



Новости mediametrix

                       
                       
                       

Видео

Интервью

Дмитрий Беляев
Директор Сыктывкарского гуманитарно-педагогического колледжа им. И.А. Куратова
Андрей Крикуненко
Исполняющий обязанности министра строительства и дорожного хозяйства Республики Коми







Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Статистика Система Orphus
Смотреть видео